Нижестоящие суды отказались применять исполнительский иммунитет на квартиру из-за недобросовестности должника. В итоге ФУ отозвал заявление об утверждении порядка приобретения кредиторами замещающего жилья.

В рамках банкротства Габриэля Рыбалко суд утвердил Положение о порядке, сроках и условиях продажи принадлежащей должнику единственной квартиры в Москве площадью 215 кв. м. Квартира была признана роскошной. При этом замещающая квартира в конкурсную массу внесена не была. Больше того, суд принял отказ финуправляющего должника от заявления об утверждении Порядка приобретения кредиторами замещающего жилья для Рыбалко. Должник, ссылаясь на нарушение предоставленного Конституцией права на жилище, пожаловался в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-32501/2018).

Фабула

В 2018 году суд признал Габриэля Рыбалко банкротом. Финансовый управляющий имуществом должника Сауле Тажгулова попросила суд утвердить Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника, а также Порядок приобретения кредиторами замещающего жилья для должника.

При этом в дальнейшем суд принял отказ ФУ от заявления об утверждении Порядка приобретения кредиторами замещающего жилья для должника (производство по этому заявлению было прекращено). Суд утвердил лишь Положение о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества должника – квартиры в Москве общей площадью 215,9 кв. м в представленной ФУ редакции. Была установлена начальная продажная цена квартиры в размере 76,1 млн рублей.

Апелляционный и окружной суды оставили определение суда первой инстанции в силе. После чего Габриэль Рыбалко пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот кейс.

Что решили нижестоящие суды

Ранее по иному обособленному спору в деле о банкротстве Рыбалко суд отклонил заявление должника об исключении квартиры из конкурсной массы, поскольку спорная квартира формально стала единственным пригодным для постоянного проживания должника и членов его семьи жильем в результате недобросовестных действий должника при злоупотреблении им правом.

Суд первой инстанции, установив, что представленное ФУ Положение о порядке, об условиях и о сроках реализации квартиры должника соответствует положениям статей 110, 111, 139, 213.26 закона о банкротстве и не нарушает права и законные интересы должника и его кредиторов, утвердил его в редакции, предложенной финуправляющим.

Принимая отказ финансового управляющего от заявления об утверждении Порядка приобретения кредиторами замещающего жилья для должника, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, исходил из того, что отказ от заявления не противоречит закону и не нарушает права участвующих в деле лиц в отсутствие принятого в установленном порядке решения собрания кредиторов о предоставлении замещающего жилья для должника.

Доводы должника о лишении его и членов его семьи права на получение замещающего жилья суды отклонили с указанием на то, что возможность приобретения замещающего жилья для должника с площадью не менее установленных норм, в том числе за счет средств от реализации квартиры, не утрачена.

Что думает заявитель

Должник указал, что реализация его единственного жилья в отсутствие утвержденного судом порядка предоставления ему и членам его семьи замещающего жилья нарушает гарантированное частью 1 статьи 40 Конституции РФ право на жилище, противоречит правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в постановлении от 26.04.2021 № 15-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ и пункта 3 статьи 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина И.И. Ревкова».

Что решил Верховный суд

Судья ВС Е.Н. Зарубина сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Согласно пункту 1 статьи 213.25 закона о банкротстве все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, определенного пунктом 3 указанной статьи.

В соответствии с названным пунктом из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством.

В силу абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, когда оно является предметом ипотеки и на него может быть обращено взыскание в соответствии с законодательством об ипотеке.

Согласно правовой позиции Конституционного суда, изложенной в постановлении от 26.04.2021 № 15-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ и пункта 3 статьи 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина И.И. Ревкова», суды в силу положений статьи 17 Конституции РФ, которым корреспондируют и положения пунктов 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса РФ, вправе отказать гражданам-должникам в защите прав, образующих исполнительский иммунитет согласно абзацу второму части первой статьи 446 ГПК РФ в его взаимосвязи с пунктом 3 статьи 213.25 закона о банкротстве, если по делу установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями, наличие которых позволяет применить к должнику предусмотренные законом последствия злоупотребления. 

При этом отказ в применении исполнительского иммунитета в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей), которое является для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом жилом помещении, единственным пригодным для постоянного проживания, не должен оставить гражданина-должника без жилища, пригодного для проживания самого должника и членов его семьи, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают.

А ухудшение жилищных условий вследствие отказа гражданину-должнику в применении исполнительского иммунитета не может вынуждать его к изменению места жительства (поселения), что, однако, не препятствует ему согласиться с такими последствиями, как и иными последствиями, допустимыми по соглашению участников исполнительного производства и (или) производства по делу о банкротстве.

Согласно части 5 статьи 79 ФКЗ от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде РФ» суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного суда (включая дела, производство по которым возбуждено и решения предшествующих судебных инстанций состоялись до вступления в силу этого постановления КС) не вправе применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с КС истолкованием.

Учитывая правовые позиции Конституционного суда, принимая во внимание, что спорная квартира формально стала единственным пригодным для постоянного проживания жилым помещением в результате недобросовестных действий должника при злоупотреблении им правом, что установлено вступившими в законную силу судебными актами и явилось основанием для отказа в применении в отношении квартиры исполнительского иммунитета, права должника, образующие исполнительский иммунитет, не подлежат защите. 

Вместе с тем отказ в применении исполнительского иммунитета не должен оставить без жилища приобретших право пользования жилым помещением членов семьи должника, в том числе супругу и несовершеннолетних детей. В связи с этим у суда не было оснований для принятия отказа финансового управляющего от заявления в части утверждения Порядка приобретения замещающего жилья.

При этом дети, супруг, родители признаются членами семьи собственника жилого помещения, вселенными в жилое помещение, при установлении факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении.

Необходимо иметь в виду, что регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или ее отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании его членом семьи собственника жилого помещения (пункт 11 постановления Пленума Верховного суда от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ»).

В данном случае суды не исследовали фактическое проживание зарегистрированных в квартире членов семьи с собственником-должником и обеспеченность их иным жильем помимо спорной квартиры. Между тем эти обстоятельства являются существенными для определения круга лиц, имеющих право на предоставление жилья взамен реализованной квартиры, и подлежат установлению при новом рассмотрении спора.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

Почему это важно

Старший партнер компании Kaminskiy, Stepanov & Partners Кирилл Степанов отметил, что данный судебный акт выглядит последовательным. 

ВС указывает на то, что нельзя взять и просто лишить исполнительского иммунитета единственное жилье пусть даже недобросовестного должника. Необходимо рассмотреть вопрос о предоставлении замещающего жилья и учесть права и законные интересы лиц, совместно проживающих с должником. Этого не сделали нижестоящие инстанции. Суд совершенно справедливо отменил их решение и отправил дело на новое рассмотрение.

Кирилл Степанов
юрист, старший партнер Юридическая компания Kaminskiy, Stepanov & Partners (Каминский, Степанов и партнеры)
«

Старший юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру» Денис Данилов отметил, что проблема, которую рассматривал ВС РФ, заключается в следующем: можно ли реализовывать единственное жилье должника без утверждения порядка предоставления замещающего?

В данном деле, по словам Дениса Данилова, суды приняли отказ финансового управляющего от ходатайства об утверждении порядка предоставления замещающего жилья со ссылкой на то, что собрание кредиторов может в последующем определить данный порядок. ВС РФ пошел дальше и указал, что:

если должник придал статус единственного жилья вследствие злоупотребления правом, то такие права защите не подлежат (в том числе и на приобретение замещающего жилья);

однако его члены семьи не могут быть лишены права на получение жилья взамен реализованной квартиры;

при этом должно быть принято во внимание их фактическое проживание в реализуемом жилье, а не регистрация;

по-видимому, вопрос о предоставлении замещающего жилья должен решаться совместно с утверждением положения о продаже спорного имущества.

Указанная позиция может негативно повлиять на недобросовестных должников и лишить их возможности получить даже скромное замещающее жилье, поскольку ранее такая позиция в судебной практике не встречалась. Ранее суды не исследовали добросовестность должников и указывали на необходимость установления порядка предоставления замещающего жилья при продаже единственного жилья. Иные выводы ВС РФ ранее уже появлялись в судебной практике.

Денис Данилов
Магистр частного права (РШЧП), старший юрист BFL | Арбитраж.ру
«

Старший юрист судебно-арбитражной практики АБ ЕПАМ Александра Медникова отметила, что Верховный суд не только следует сформированным в судебной практике подходам о возможности отказа от использования исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника в случаях, когда оно стало единственным пригодным для проживания в результате недобросовестных действий самого должника, но и обращает внимание нижестоящих судов на необходимость защиты конституционных прав иждивенцев и членов семьи должника, имеющих право на проживание в жилище, на которое обращается взыскание. 

Во всех кейсах об обращении взыскания на единственное жилье должника этот вопрос является существенным и подлежит обязательному изучению, как и вопросы количественных и качественных характеристик спорного жилья, наличия злоупотребления правом со стороны собственника имущества, а также целесообразности реализации имущества в части экономической эффективности сделки в случае покрытия расходов на приобретение замещающего жилья. При этом важно, что Верховный суд обратил внимание нижестоящих инстанций на необходимость устанавливать не только перечень лиц, зарегистрированных в спорном объекте недвижимости, но и лиц, являющихся членами семьи собственника жилья и проживающих совместно с ним, что однозначно позитивно влияет на права лиц, связанных с должником и его имуществом не только юридически, но и фактически.

Александра Медникова
старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатское бюро ЕПАМ
«

Юрист коллегии адвокатов Delcredere Ян Гончаров отметил, что суд параллельно рассматривал вопрос о предоставлении замещающего жилья и об исключении единственного жилья из конкурсной массы. 

Суд отказал в исключении жилья, так как счел поведение должника недобросовестным. По мнению суда, исполнительский иммунитет распространяется только на добросовестных должников. После этого финансовый управляющий отказался от заявления об утверждении порядка предоставления замещающего жилья, суд принял отказ и прекратил производство по делу. Верховный суд вернул дело на новое рассмотрение, так как исполнительский иммунитет защищает не только должника, но и его семью. Суды должны были проверить потребность семьи в замещающем жилье, и если потребность есть, то не принимать отказ управляющего от заявления об утверждении положения. Семье должны предоставить замещающее жилье, даже несмотря на отказ в исполнительском иммунитете самому должнику. Позицию Верховного суда можно оценить положительно. Практика по замещению единственного жилья только недавно начала формироваться, поэтому суды нередко допускают ошибки по самым разным вопросам. Эти ошибки должны время от времени корректироваться Верховным судом для формирования практики, что и было сделано в настоящем деле.

Ян Гончаров
юрист Коллегия адвокатов Delcredere
«

Управляющий партнер АВЕРТА ГРУПП Алексей Шаров отметил, что Верховный суд затронул важный вопрос определения баланса между интересами гражданина-должника и его кредиторов. 

В рассматриваемом случае он был нарушен тем, что финансовый управляющий, согласовав в суде положение о реализации единственного пригодного для проживания объекта недвижимости, принадлежащего должнику, уклонился от постановки перед судом вопроса о порядке определения замещающего жилья, заявив процессуальный отказ от соответствующего заявления. С таким подходом нельзя согласиться, поскольку он ставит в очевидно несправедливое положение должника и членов его семьи, лишая их гарантированного Конституцией права на жилище. К аналогичному выводу пришел и Верховный суд.

Алексей Шаров
управляющий партнер Консалтинговая компания «АВЕРТА ГРУПП»
«

По словам Алексея Шарова, такое решение высшей инстанции указывает на необходимость одновременного разрешения судом вопроса о реализации единственного жилья и вопроса о выборе его замены.

«Следовательно, финансовый управляющий должен параллельно представлять суду на рассмотрение проекты положений по обоим вопросам и, честно говоря, кажется странным, что такая практика все еще не стала повсеместной, поскольку ситуации, аналогичные той, что сложилось в обсуждаемом случае, способна в действительности привести к ситуации, когда должник будет вынужден оказаться на улице», – пояснил он.

Также Экономколлегия напомнила, что члены семьи должника, чьи интересы необходимо учитывать при решении вопроса о замещающем жилье, могут и не быть зарегистрированы с должником совместно по одному адресу: суду необходимо исследовать фактическое положение дел.

«Данное замечание, хотя и является по существу верным и основано на разъяснениях Пленума Верховного суда, может стать действенным оружием в руках недобросовестного должника, пытающегося искусственно увеличить площадь замещающего жилья за счет «вселения» туда родственников, с которыми он в действительности совместно не проживает. Представляется, что судебной практике еще предстоит определить стандарты доказывания и допустимые доказательства факта совместного проживания», – рассказал Алексей Шаров.

По словам партнера юридической компании «Генезис» Василия Сосновского, ВС РФ еще раз застолбил канву порядка обращения взыскания на единственное жилое помещение гражданина-должника.

«Указанное решение делает особый акцент на необходимости исследования вопроса соблюдения прав не столько должника, сколько членов его семьи. В центре правового обоснования позиция Постановления КС РФ от 26.04.2021 N 15-П», – отметил он.

При этом, по словам Василия Соснового, практика, когда суды допускают взыскание на единственное жилье должника, обосновывая это тем, что необходимо учитывать технические характеристики (площадь, количество комнат и т.д.) жилого помещения, являющегося единственным для должника, встречалась и до принятия Постановления КС РФ от 26.04.2021 N 15-П (см. Определение Судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ от 25.03.2020 N 78-КА20-5).

Также Верховным судом РФ разъяснены существенные вопросы обращения взыскания на единственное жилое помещение гражданина-должника, не являющееся предметом залога, в рамках процедуры банкротства гражданина (см. Определение Верховного суда РФ от 26.07.2021 № 303-ЭС20-18761 по делу № А73-12816/2019).

Василий Сосновский
юрист, партнер Юридическая компания «Генезис»
«