Что именно зацепило в информационной повестке топов банкротства на этой неделе.
Сергей Завьялов — начальник управления судебной защиты ПСБ

Девятый арбитражный апелляционный суд подтвердил решение первой инстанции и взыскал астрент (судебную неустойку) с иностранных адвокатов Дмитрия Ананьева за неисполнение определения российского суда.

В ходе оспаривания сделок в процедуре банкротства Ананьева Д. Н. должник и его контрагент (юридическая компания Skadden, Arps, Slate, Meagher and Flom [(UK) LLP P] не предоставляли документы финансовому управляющему о сделках на сумму более чем 4 млн евро. Портал PROбанкротство уже писал об этом деле.

Финансовым управляющим и поддержавшими его кредиторами должника (ПАО «Промсвязьбанк», Банк Траст и ООО «Левит») была заявлена позиция о взыскании астрента в размере 10 000 рублей в день по прогрессивной шкале в пользу конкурсной массы. Начисление неустойки начинается с 3 ноября 2022 года — даты вынесения судебного решения первой инстанцией.

Решение суда вступило в законную силу и должно быть исполнено, однако ответчики еще могут оспорить постановление апелляции в Арбитражном суде Московского округа.

Указанное дело имеет прецедентный характер, поскольку в судебной практике астрент никогда не взыскивался с иностранных адвокатов должника в пользу конкурсной массы. Поэтому оно может быть использовано иными лицами в делах о банкротствах для дополнительного стимулирования к исполнению судебных актов российского суда об истребовании доказательств.

Сергей Завьялов
начальник управления судебной защиты банк ПСБ
«
Алена Ермоленко — партнер юридической фирмы Orlova/Ermolenko

В рамках банкротства ООО «РосАвтоСтрой» была признана недействительной сделка по передаче компанией ООО «Нижегородский центр для животных» (далее — Центр) двух векселей Сбербанка. Суд обязал Центр вернуть 28 млн рублей в конкурсную массу. Не дождавшись денег от Центра, КУ ООО «РосАвтоСтрой» вначале добился в суде солидарного взыскания 28 млн рублей убытков с КДЛ ООО «РосАвтоСтрой», а затем и фактического получения денег от одного из КДЛ. Центр заявил, что теперь он ничего не должен ООО «РосАвтоСтрой», и подал соответствующее заявление в суд. Суд первой инстанции заявление удовлетворил, но апелляционный и окружной суды признали требования Центра необоснованными. Верховный суд отменил акты апелляционного и окружного судов и оставил в силе определение суда первой инстанции (дело № А43-27511/2014). Подробнее об этом кейсе можно прочитать на PROбанкротство.

В деле о банкротстве ООО «РОсАвтоСтрой» (№ А43-27511/2014) Верховный суд решал проблему многократного взыскания в деле о банкротстве.

В этом деле одна и та же сумма вексельного долга была взыскана судами трижды с разных ответчиков по разным основаниям:

реституция 28 млн рублей при признании сделки по выдаче векселя недействительной (в рамках дела о банкротстве ООО «РАС»);

убытки в 28 млн рублей с контролировавших должника лиц, совершивших убыточную сделку (в рамках дела о банкротстве ООО «РАС»);

включение в реестр требований кредиторов 28 млн рублей в деле о личном банкротстве одного из контролирующих должника лиц.

Это дело важно тем, что подсвечивает пробел процессуального законодательства: в нашем праве нет механизма препятствования многократного получения кредитором одних и тех же сумм, взысканных судом с разных лиц по разным основаниям. С точки зрения справедливости само решение принято правильно: если кредитор уже получил возмещение своих имущественных потерь с контролирующего должника лица, он не должен взыскивать по сути ту же сумму с других лиц, даже если судом было удовлетворено требование к ним и выдан исполнительный лист. Это является злоупотреблением правом. Но какой процессуальный механизм позволит остановить такое повторное взыскание? 

Алена Ермоленко
партнер Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
«

Истец, продолжает Алена Ермоленко, в данном деле поименовал свое требование «о признании не подлежащим дальнейшему исполнению судебного акта и исполнительного листа».

СКЭС ВС признала такое требование надлежащим способом защиты права, сославшись на ст. п. 1 ч. 2 ст. 43 Закона «Об исполнительном производстве», которая позволяет прекращать исполнительное производство в случае принятия судом акта о прекращении исполнения исполнительного документа.

Анна Кровякова — управляющий партнер международной консалтинговой компании FINCOM group

С 2019 года ФНС возбудила и вела дело о банкротстве № А57-24679/2019 в отношении общества с ограниченной ответственностью «Белисар», специализирующегося на добыче нефти и производстве нефтепродуктов на ее основе, добыче нефтяного газа, природного газа и конденсата, а также на разведочном бурении. Причина — финансовая задолженность, которая на момент возбуждения дела составила 45 млн рублей.

Ситуацию взяли под контроль специалисты компании FINCOM group, проработали все возможные пути решения и составили план действий. Также проводились переговоры с взыскателем в лице ФНС России на предмет поиска решения, удовлетворяющего обе стороны. На всех этапах работы оказывалась консультационная и методическая поддержка.

В декабре 2022 года между ФНС и обществом с ограниченной ответственностью «Белисар» было заключено подтвержденное арбитражным судом мировое соглашение, в соответствии с которым компания обязуется погасить всю сумму задолженности по обязательным платежам с процентами перед взыскателем в течение 36 календарных месяцев. Соответственно, производство по делу о банкротстве было прекращено.

Инновационным для практики является тот факт, что вопрос по задолженности удалось решить до запуска процедуры банкротства от имени ФНС, а подготовленное мировое соглашение между участниками процесса впоследствии было утверждено судом. Дело, которое слушалось в Арбитражном суде Саратовской области, показательно еще тем, что здесь к ФНС отнеслись как к обычному контрагенту, с которым можно и нужно вести диалог.

Анна Савин - Кровякова
управляющий партнер Международная консалтинговая компания FINCOM group
«
Климент Русакомский – управляющий партнер юридической группы «Парадигма»

В 2015 году Бадури Двали одолжил Сергею Сафоничеву 1,1 млн долларов США на 8 месяцев. Для обеспечения своих обязательств Сафоничев передал Двали в залог свою квартиру, которой он владел вместе с женой. Однако деньги возвращены не были, а в 2019 году Сафоничев был признан банкротом. В январе 2020 года Арбитражный суд Москвы включил требования Бадури Двали в размере 81 млн рублей в третью очередь реестра требований кредиторов Сафоничева как обеспеченные имуществом должника по договору залога. Но в августе 2020 года суд общей юрисдикции произвел раздел совместно нажитого имущества супругов Сафоничевых. В итоге собственником заложенной квартиры стала жена должника Ирина Сафоничева, по требованию которой суды общей юрисдикции признали договор залога квартиры прекращенным с 1 сентября 2016 года и освободили жилье из-под залога. Двали пожаловался в Верховный суд. Но и СКГД Верховного суда подтвердила законность актов нижестоящих судов (дело № 5-КГ22-87-К2). Подробнее о деле мы уже писали на PROбанкротство.

Как считает Климент Русакомский, в Определении от 27.12.2022 № 5-КГ22-87-К2 Верховный суд, на его взгляд, не дал надлежащей оценки возможной недобросовестности должника и супруги. Так, действия по разделу имущества супругами могли быть согласованы и, возможно, производились в целях вывода ликвидных активов из конкурсной массы должника.

Правовую неопределенность вызывает подход судов в отношении утраты кредитором права на обращение взыскания на заложенное имущество, так как раздел совместно нажитого имущества был произведен 12.08.2020, в то время как требования кредитора были признаны обоснованными и включены в реестр 21.01.2020. Соответственно, на 01.09.2017 — дату утраты права на обращения взыскания на заложенное имущество, по мнению Верховного суда, в правоотношениях отсутствовало третье лицо — залогодатель, что свидетельствует о необоснованности применения п. 6 ст. 367 ГК РФ.

Обеспокоенность вызывает инициированная судами конкуренция норм семейного и банкротного права. В указанном деле суды общей юрисдикции, по сути, пересмотрели акт о включении требований кредитора в реестр на предмет их обоснованности, что само по себе противоречит принципу обязательности судебного акта. В то же время Верховный суд де-факто одобрил применение подобного подхода нижестоящими судами.Таким образом, указанное решение может оказать негативный практикообразующий эффект при формировании позиций нижестоящими судами, а также повлечь риск применения подобной схемы в целях вывода активов из конкурсной массы в рамках процедуры банкротства физических лиц.

Климент Русакомский
Управляющий партнер Юридическая группа «Парадигма»
«
Сергей Савосько — адвокат, партнер коллегии адвокатов Delcredere

Постановление Конституционного суда РФ (№ 6-П от 07.02.2023), который не так часто рассматривает банкротные дела, уже вторую неделю активно обсуждается в профессиональном сообществе.

И. Покуль через суд взыскал с должника сумму долга, неустойку и судебные расходы. Должник не выплатил долг, в связи чем И. Покуль подал заявление о банкротстве должника. Однако дело о банкротстве было прекращено в связи с недостаточностью имущества для оплаты процедуры. Суд указал И. Покулю на право привлечь КДЛ должника к субсидиарной ответственности. Впоследствии должник был исключен из ЕГРЮЛ как недействующее лицо.

Тем не менее попытка взыскать с КДЛ задолженность в рамках субсидиарной ответственности также оказалась неудачной. Суды всех инстанций, отказывая в удовлетворении требований, указали, что И. Покуль, предъявляя подобные требования, обязан доказать все основания для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности.

И. Покуль обратился за защитой своих прав в Конституционный суд РФ. В жалобе заявитель указал, что с учетом факта прекращения дела о банкротстве (ст. 57 закона о банкротстве) и подачи заявления о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве (ст. 61.19 закона о банкротстве) он был объективно ограничен в возможностях сбора доказательств, подтверждающих наличие оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности.

Конституционный суд РФ согласился с доводами И. Покуля и указал, что в случае, когда кредитор обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ после прекращения судом производства по делу о банкротстве и исключения должника из ЕГРЮЛ, обязанность доказать отсутствие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности возлагается на лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности.

С одной стороны, предложенный подход, безусловно, возлагает на КДЛ дополнительные обязанности. Так, Конституционный суд прямо указал, что КДЛ обязаны аккумулировать и сохранять информацию о хозяйственной деятельности должника (даже после его исключения из ЕГРЮЛ) и обеспечивать ее раскрытие при предъявлении в суд требований о возмещении вреда, причиненного кредиторам (стр. 23 постановления). С другой стороны, изложенные в постановлении разъяснения гарантируют защиту права кредитора даже в том в случае, когда в отношении должника не удалось возбудить дело о несостоятельности из-за отсутствия средств на финансирование этой процедуры, а затем должник был исключен из ЕГРЮЛ.

Сергей Савосько
партнер, руководитель практики «Банкротство» Коллегия Адвокатов Делькредере (Delcredere)
«

Действующие лица:

банк ПСБ
Международная консалтинговая компания FINCOM group
Коллегия Адвокатов Делькредере (Delcredere)
Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
Юридическая группа «Парадигма»