ВС согласился с судом первой инстанции, что расходы на привлеченного арбитражным управляющим юриста должны быть взысканы с трех организаций, пожаловавшихся на действия управляющего в Росреестр.

В рамках банкротства АО «Объединенная Строительная Компания» три компании пожаловались на действия конкурсного управляющего Марии Булатовой. Росреестр вначале возбудил дело по признакам административного правонарушения, однако в дальнейшем прекратил производство в связи с отсутствием состава правонарушения. При этом Булатова привлекла для защиты своих интересов в Росреестре юриста, которому заплатила 235 тыс. рублей. В дальнейшем КУ потребовала взыскать 235 тыс. рублей убытков и 15 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда с трех пожаловавшихся на управляющего в Росреестр организаций. Суд первой инстанции признал эти требования обоснованными. Однако апелляционный суд, с которым согласилась кассация, отменил определение нижестоящего суда и отклонил требование КУ. После чего Булатова пожаловалась в Верховный суд, который отменил акты судов апелляционной и кассационной инстанций, и оставил в силе определение суда первой инстанции (дело А40-245757/2015).

Фабула

АО «Объединенная Строительная Компания» было признано банкротом, конкурсным управляющим в мае 2021 года была утверждена Мария Булатова. Уже в марте 2022 года Булатова была освобождена от исполнения возложенных на нее обязанностей КУ.

При этом в декабре 2021 года Росреестр по жалобе обществ «Комплектсервис», «Долгосрочные инвестиции» и «Спецстроймеханизация» возбудил в отношении Марии Булатовой дело по признакам административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП и начал проведение административного расследования. Для защиты своих интересов Булатова заключила с Кабаевой А.А. соглашение об оказании юридической помощи.

Уже 1 февраля 2022 года Росреестр прекратил дело в отношении КУ в связи с отсутствием состава административного правонарушения. В этот же день Булатова подписала с Кабаевой акт сдачи-приемки услуг стоимостью 235 тыс. рублей, по которому Кабаева:

ознакомилась с доводами жалоб, выработала стратегию защиты (5 тыс. рублей);

подобрала и подготовила документы и копии к ним к отзывам на жалобы (5 тыс. рублей);

подготовила отзывы на жалобы (90 тыс. рублей за три жалобы);

подготовила дополнения к отзывам на жалобы (75 тыс. рублей за три жалобы);

представила интересы Булатовой при рассмотрении жалобы 12.01.2022 и 01.02.2022 в Росреестре (60 тыс. рублей).

В марте 2022 года Булатова оплатила услуги Кабаевой в размере 235 тыс. рублей переводом на ее банковскую карту.

Посчитав данные расходы убытками, Булатова потребовала в суде взыскать с обществ «Комплектсервис», «Долгосрочные инвестиции» и «Спецстроймеханизация» 235 тыс. рублей, а также моральный вред в 15 тыс. рублей.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Марии Булатовой и взыскал с каждого ответчика по 85,2 тыс. рублей. Однако апелляционный суд, с которым согласилась кассация, отменил определение нижестоящего суда и отклонил требование КУ. После чего Булатова пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции требуемую сумму разумной, сопоставимой применительно к сложности рассмотренного дела, объему подготовленных юристом документов и соразмерной тем суммам, которые взыскиваются за оказание такого рода услуг по аналогичным делам. Суд также счел доказанным причинение морального вреда. 

Апелляционный и окружной суды исходили из того, что расходы на оплату юридической помощи не включены в перечень издержек по делу об административном правонарушении, в действиях ответчиков отсутствовал факт противоправности и злоупотребления своими правами. Кроме того суды указали на то, что не подтверждены факт перечисления денежных средств представителю и причинение Булатовой морального вреда, а правила компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации индивидуальных предпринимателей.

Что думает заявитель

Мария Булатова ссылается на нарушение судами статей 15, 1069 и 1070 ГК РФ. Обжалованные судебные акты приняты без учета правовых позиций, изложенных в постановлении Конституционного суда № 36-П от 15.07.2020 года.

Общим правилом возмещения расходов (издержек), возникших при разрешении правовых конфликтов, является компенсация их стороне, в пользу которой принято решение, за счет другой стороны. Возмещение проигравшей стороной правового спора расходов другой стороны не обусловлено установлением ее виновности в незаконном поведении. Критерием наличия оснований для возмещения является итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен.

Это правило применимо безотносительно к тому, понесены ли они стороной спора при рассмотрении дела судом или иным органом, и независимо от того, отнесены ли они законом формально к издержкам по делу об административном правонарушении.

Профессиональный статус АУ не лишает его права на возмещение расходов на юридическую помощь, понесенных из собственных средств и не возмещаемых ему из конкурсной массы. Понесенные расходы вызваны необходимостью защиты от правовых притязаний ответчиков и в юридическом споре они оказались проигравшей стороной.

Также Булатова настаивает на компенсации ей морального вреда, вызванного ее переживаниями из-за необоснованных обвинений со стороны ответчиков, и доказанности оплаты услуг посредством банковского перевода денег по реквизитам, указанным в договоре с Кабаевой.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Самуйлов С.В. счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Для лица, привлекаемого к административной ответственности, в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении по реабилитирующим основаниям (в том числе ввиду отсутствия события или состава административного правонарушения) могут возникать негативные последствия, заключающиеся в несении им расходов на свою защиту:

на оплату услуг защитника,

на проезд и проживание в месте рассмотрения дела,

на проведение экспертного исследования и т.п.

Такие расходы в силу статьи 24.7 КоАП РФ не относятся к издержкам по делу об административном правонарушении и не погашаются в порядке, установленном частью 3 указанной статьи.

В то же время эти расходы квалифицируются как вред, причиненный лицу, привлекавшемуся к административной ответственности. По общему правилу лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

При этом правовые позиции, применяемые к возмещению судебных расходов, в полной мере применимы к расходам, возникшим у привлекаемого к административной ответственности лица при рассмотрении дела об административном правонарушении, безотносительно к тому, понесены ли они лицом при рассмотрении дела судом или иным органом, и независимо от того, отнесены ли они формально к издержкам по делу об административном правонарушении в силу КоАП РФ.

Суд первой инстанции правомерно исходил из того, что Булатова имеет право на возмещение за счет обществ «Комплектсервис», «Долгосрочные инвестиции» и «Спецстроймеханизация» расходов, понесенных ею для своей защиты от обвинения в совершении административного правонарушения. Суд правомерно принял во внимание, что инициатором возбуждения дела о привлечении Булатовой к административной ответственности явились указанные юрлица и, как следствие, именно с их действиями связаны убытки, понесенные АУ. При этом в данном случае расходы Булатовой на юридическую помощь не подлежали компенсации за счет конкурсной массы должника.

Взыскание расходов, связанных с разрешением правового спора, не требовало установления ни противоправности действий со стороны лиц, инициировавших этот спор, ни их вины.

ВС также напомнил, что профессиональный статус АУ, как и профессиональный статус любого иного лица, обладающего юридическими знаниями и навыками, не лишает его права ни на пользование услугами представителей, ни на возмещение расходов на юридическую помощь.

Довод общества «Комплектсервис» о том, что Булатова допустила административное правонарушение, но устранила его после того, как это общество обратилось с жалобой в управление Росреестра, несостоятелен и опровергается содержанием постановления о прекращении дела об административном правонарушении, в котором прямо указано на обратное.

Наконец, рассматривая данный спор, суд первой инстанции признал доказанным факт нарушения личных неимущественных прав Булатовой, так как было установлено, что ответчики причинили АУ нравственные страдания, вызванные ее переживаниями из-за необоснованных обвинений с их стороны в совершении административного правонарушения.

Ответчики факт причинения нравственных страданий не опровергли ни в суде первой инстанции, ни в судах последующих инстанций, подчеркнула Экономколлегия.

Итог

ВС отменил акты судов апелляционной и кассационной инстанций, и оставил в силе определение суда первой инстанции.

Почему это важно

По мнению партнера Saveliev, Batanov & Partners Владислава Ганжалы, позиция Верховного суда не в полной мере соответствует позиции Конституционного суда, которой он руководствовался (постановление от 15.07.2020 года № 36-П).

Так, Конституционный суд РФ пришел к выводу, что субъектом, действия которого повлекли юридические расходы и который обязан их возместить, является государство. Оно несет ответственность за государственный орган, который возбуждал и рассматривал дело об административном правонарушении. Вместе с тем это не исключает (при наличии оснований) предъявления в регрессном порядке требований о возмещении таких государственных расходов к лицу, виновные действия (бездействие) которого обусловили необоснованное возбуждение данного дела. Однако Верховный суд РФ сразу переложил (без соблюдения регрессного порядка) ответственность государства на заявителей необоснованных жалоб. При этом он сделал это без какого-либо обоснования, а также без учета того, что Конституционный суд РФ указал, что это возможно лишь при наличии «оснований» (то есть не в безусловном порядке) и «виновных действий» заявителей необоснованных жалоб. Вопреки позиции Конституционного суда РФ, Верховный суд РФ пришел к выводу, что взыскание таких расходов не требует установления вины заявителей необоснованных жалоб.

Владислав Ганжала
партнер Юридическая фирма Saveliev, Batanov & Partners
«

К.э.н., адвокат, советник практики по банкротству АБ «БВМП» Дмитрий Палин рассказал, что проблема безнаказанности недобросовестных кредиторов и иных лиц, засыпающих неосновательными жалобами арбитражных управляющих, крайне актуальна. 

Жалоба в Росреестр на стадии своего рассмотрения практически всегда несет издержки для арбитражного управляющего. Настоящий спор, когда наконец кредитор был привлечен к ответственности за необоснованные жалобы и воспрепятствование работе арбитражного управляющего, безусловно даст положительный эффект, поскольку может значительно снизить количество заведомо необоснованных жалоб. Следует отметить, что ранее подобные споры не рассматривались Верховным судом, в связи с чем данное определение фактически даст начало формированию судебной практике по подобным категориям споров.

Дмитрий Палин
к.э.н., советник практики по банкротству Адвокатское бюро «БВМП»
«

Юрист адвокатского бюро «Казаков и партнеры» Ян Исканцев отметил, что законодательство РФ, в том числе нормы о банкротстве, регламентирующее деятельность арбитражных управляющих, закрепляет, среди прочего, права ряда заинтересованных субъектов по обжалованию действий АУ, а также специальный порядок обжалования и перечень органов и организаций, компетентных рассматривать такие жалобы.

Зачастую, при рассмотрении вопроса относительно возмещения арбитражному управляющему расходов на оплату услуг привлеченных юристов (в рамках рассмотрения жалоб на его действия в Росреестре/СРО/арбитражном суде), суды отказывали во взыскании таких расходов со ссылкой на правовую позицию ВАС РФ, изложенную в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.06.2012 года № 745/12. В комментируемом определении ВС изменил отрицательную судебную практику по вопросу возмещения арбитражным управляющим расходов, связанных с рассмотрением жалоб на их действия (бездействие). Важным является указание ВС на то, что при рассмотрении вопроса относительно взыскания расходов, связанных с разрешением правового спора, не требуется установления ни противоправности действий со стороны лиц, инициировавших этот спор, ни их вины, а главное, что профессиональный статус арбитражного управляющего, как и профессиональный статус любого иного лица, обладающего юридическими знаниями и навыками, не лишает его права ни на пользование услугами представителей, ни на возмещение расходов на юридическую помощь.

Ян Исканцев
юрист Адвокатское бюро «Казаков и партнеры»
«

Ян Исканцев полагает, что предложенный Экономколлегией правовой подход позволит существенно снизить количество необоснованных жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих.

Арбитражный управляющий Павел Замалаев указал, что позицию ВС можно только поприветствовать и пожелать, чтобы она получила самое широкое распространение.

Во всех процессуальных кодексах закреплен следующий тезис — стороны несут последствия совершения или несовершение процессуальных действий. Ст.14.13 КоАП РФ носит дискриминационный характер в отношении арбитражного управляющего, так как допускает возможность лишения его профессии за незначительное и формальное нарушение. До выхода рассматриваемого определения ВС сторона, необоснованно заявившая о нарушениях управляющего, не несла никаких неблагоприятных последствий. Кроме того, у управляющих отсутствовала какая-либо возможность справедливой компенсации издержек, связанных с защитой от необоснованной жалобы, а это (имею в виду защиту) всегда трудозатратная история. С учетом масштаба возможных негативных последствий такой жалобы, управляющий вынужден относиться к ней всегда предельно серьезно. Надеюсь, и даже призываю к тому, чтобы все коллеги — арбитражные управляющие воспользовались вновь сформированной практикой и подали заявления о взыскании убытков с лиц, подававших необоснованные жалобы.

Павел Замалаев
основатель Проект #БАНКРОТСТВОПОЧЕСТНОМУ
«

По мнению Павла Замалаева, вынесенное ВС определение приведет и к тому, что потенциальные жалобщики несколько раз подумают, прежде чем обращаться с жалобой на управляющего просто так «для галочки» или чтобы доставить последнему неприятности. Как следствие - необоснованных жалоб может стать меньше, подытожил арбитражный управляющий.

Юрист компании «Стороженко и партнеры» Мария Волкова пояснила, что Верховный суд закрепил право АУ взыскивать расходы на оплату услуг представителя по обособленному спору – рассмотрению жалобы на действия (бездействие) управляющего.

Хотелось бы отметить, что по существу спора по рассмотрению жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего меняется модель, подразумевающая деятельность управляющего в интересах иных участников банкротного процесса. Кредиторы и иные лица, заявляющие о ненадлежащем осуществлении возложенных на арбитражного управляющего полномочий, вынуждают управляющего занимать противоположную позицию в споре. То есть арбитражный управляющий действует не в интересах конкурсной массы, а противостоит заявителю и действует исключительно в своих интересах. Верховный суд фактически закрепил позицию, согласно которой наличие у лица статуса арбитражного управляющего не может выступать в качестве основания для ограничения его права на получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении его профессиональной деятельности, что гарантируется статьей 46 Конституции. Комментируемое определение Верховного суда может значительно минимизировать количество необоснованных жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих со стороны лиц, которые злоупотребляют правом на подачу таких жалоб в личных интересах под риском несения судебных расходов.

Мария Волкова
Юрист Юридическая компания «Стороженко и партнеры»
«

По мнению юриста юридической компании «Генезис» Татьяны Мацуковой, ВС принял очень полезное решение для тех лиц, которые бездумно кошмарят АУ в процедуре с поводами и без них. 

Теперь ВС открыл возможность АУ наказывать такие действия экономически, что, безусловно, заставит лишний раз жалобщиков задуматься о целесообразности тех или иных действий по отношению к арбитражным управляющим. В процедурах банкротства итак достаточно много обязанностей АУ, которые порой имеют формальный характер, но за нарушение которых возможно наказание вплоть до дисквалификации. Практика постепенно выравнивается. Вначале Росреестр и суды перестали привлекать к ответственности АУ за незначительные нарушения, сейчас происходит сдвиг на выравнивание процессуальных возможностей наравне с иными лицами, участвующими в деле. Таким образом, АУ не только обязан кредиторам, но и вправе их наказать.

Татьяна Мацукова
юрист Юридическая компания «Генезис»
«

Юрист, медиатор, управляющий партнер юридической компании SHAPOVALOVA GROUP Екатерина Шаповалова отметила, что расходы на оплату услуг представителя могут рассматриваться как вред, причиненный лицу, при прекращении дела по реабилитирующим основаниям. 

Компенсация расходов в судебных делах обусловлена необходимостью восстановить права и компенсировать потери. Такая практика окажет положительное влияние на дальнейшую судьбу подобных дел, ведь арбитражный управляющий также как и другие лица имеет право на использование юридической помощи и возмещение расходов на нее.

Екатерина Шаповалова
юрист, медиатор, управляющий партнер Юридическая компания SHAPOVALOVA GROUP
«