Верховный суд продолжает развивать линию защиты интересов граждан, пострадавших от кредитных мошенничеств.

Валентина Филина взяла в «Норвик Банке» долгосрочный потребительский кредит в сумме 3,6 млн рублей под 24% годовых под залог квартиры. Поскольку она допустила просрочку по выплатам, «Норвик Банк» инициировал процедуру банкротства должника. Суд первой инстанции, который не поддержала апелляционная инстанция, но с которым согласился окружной суд, удовлетворил заявление банка. При этом Филина настаивает на недействительности кредитного договора, представив в суд постановление о возбуждении уголовного дела по факту совершенных в отношении нее мошеннических действий и признании потерпевшей. Верховный суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции об отказе признавать Валентину Филину банкротом (дело А40-51907/2022).

Фабула

«Норвик Банк» потребовал в суде признать Валентину Филину банкротом, ввести процедуру реализации имущества и включить в третью очередь реестра 4,4 млн рублей (долг по кредитному договору как обеспеченный залогом имущества).

Основанием для подачи банком заявления стало неисполнение Филиной обязательств, возникших из договора о предоставлении кредита от 23.07.2021 года. Валентине Филиной был предоставлен потребительский кредит в сумме 3,6 млн рублей под 24% годовых на срок по 21.03.2028 года.

Для обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор залога (ипотеки) квартиры Валентины Филиной залоговой стоимостью в 3,7 млн рублей.

Суд первой инстанции, который не поддержала апелляционная инстанция, но с которым согласился окружной суд, удовлетворил заявление банка. При этом апелляция, напротив, признала заявление «Норвик Банка» необоснованным.

Валентина Филина пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор. 

Что думает заявитель

Валентина Филина в процессе рассмотрения дела раскрыла обстоятельства заключения договоров и расходования заемных денег, не отвечающие потребностям заемщика. В подтверждение возражений Филина представила постановления о возбуждении уголовного дела по факту совершенных в отношении нее мошеннических действий и признании потерпевшей.

Также Филина заявляла о недействительности кредитного договора и подаче супругом в суд общей юрисдикции иска о признании недействительным договора залога.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Н.А. Ксенофонтова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

ВС напомнил, что неисполненные должником обязательства возникли из кредитного договора. Следовательно, результат рассмотрения обоснованности заявления банка непосредственно зависит от юридической силы этого договора, которую должник вправе оспаривать.

Раскрытые в суде первой инстанции обстоятельства заключения кредитного договора, получения и расходования денежных средств, в подтверждение которых Филина представила постановления подразделения полиции о возбуждении уголовного дела по факту совершенных в отношении нее мошеннических действий, признании потерпевшей и медицинские справки о состоянии здоровья, указывали на наличие возражений против заявления банка.

Подобные возражения согласно пункту 14 постановления Пленума Верховного суда от 13.10.2015 года № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» должны оцениваться как свидетельствующие о наличии спора о праве и повлечь вынесение определения о признании заявления банка необоснованным и оставлении его без рассмотрения (абзац 4 пункта 2 статьи 213.6 закона о банкротстве).

Филина реализовала намерение на оспаривание заключенных с банком договоров, подав в Преображенский райсуд соответствующее заявление, которое было возвращено за неподсудностью.

Таким образом, неследование суда первой инстанции изложенному выше правилу привело к невозможности Филиной из-за наличия дела о банкротстве в арбитражном суде защитить права в суде, к подсудности которого отнесен ее спор с банком о действительности кредитного договора.

В складывавшейся в процессе рассмотрения заявления банка ситуации суд апелляционной инстанции правомерно отменил определение суда первой инстанции и оставил иск без рассмотрения.

При этом, по мнению Экономколлегии, правильность постановления апелляционного суда подтверждают и другие обстоятельства.

В настоящее время в производстве судов общей юрисдикции находится другой спор о праве: Филин Е.Н. (супруг должника) подал в Преображенский райсуд заявление об оспаривании договора о залоге. Принятый по делу судебный акт не вступил в законную силу.

Также Филина подала заявление о признании недействительными кредитного и залогового договоров в Замоскворецкий райсуд Москвы.

Будучи участником дел об оспаривании договоров, банк вправе выдвигать свои доводы против доводов должника в суде общей юрисдикции, пояснила Экономколлегия.

ВС подчеркнул, что изначальные возражения должника и отсутствие результата рассмотрения судами общей юрисдикции упомянутых подсудных им дел является препятствием к разрешению вопроса об обоснованности заявления банка о признании Филиной банкротом. 

Итог

ВС отменил постановление окружного суда и оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.

Почему это важно

Адвокат, старший партнер, руководитель банкротной практики адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Олег Скляднев считает, что Верховный суд продолжает развивать линию защиты интересов граждан, пострадавших от кредитных мошенничеств.

Ранее, в январе этого года, Верховный суд РФ уже выносил определение, которым признал недопустимым заключение кредитного договора дистанционным способом, особенно при наличии признаков получения кредита под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом. По сути, Верховный суд обратил внимание на процессуальное нарушение, которое препятствовало введению процедуры банкротства не просто в связи с наличием спора о праве, но и при наличии заявления должника о совершении в отношении него мошеннических действий. При этом должник начал совершать действия по судебной защите своих прав, хотя и допустил процессуальное нарушение. Такое поведение должно приниматься во внимание при разрешении дела о банкротстве, поскольку в рамках такого процесса должен исследоваться и вопрос о причинах неплатежеспособности должника. Однако каждое подобное дело целесообразно рассматривать индивидуально и тщательно, чтобы не допустить злоупотребления со стороны недобросовестных должников, которые могут прибегнуть к подобной практике с целью погашения задолженности под видом жертвы мошенников.

Олег Скляднев
адвокат, старший партнер, руководитель банкротной практики Адвокатская контора «Бородин и Партнеры»
«

Юрист Orlova\Ermolenko Вероника Шахова отметила, что предоставление банкам по требованиям, возникшим из кредитных договоров, права на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом в отсутствие вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга является своего рода проявлением принципа процессуальной экономии.

Для достижения баланса прав и интересов кредитора и должника было введено правило, в соответствии с которым заявление банка о признании должника банкротом признается необоснованным, если имеется спор о праве. На практике задача судов — оценить доводы и поведение должника с учетом разъяснений п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 13.10.2015 года №45 на предмет того, существует ли между сторонами спор о праве либо действия должника направлены только на затягивание процесса. ВС РФ в данном деле признал неправомерным подход судов по отклонению возражений должника из-за отсутствия судебного акта о признании сделок недействительными.

Вероника Шахова
юрист Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
«

По мнению Вероники Шаховой, позиция ВС РФ является верной: суды не имеют права отклонять возражения должника по формальным причинам, а, напротив, суды должны оценивать их и процессуальное поведение должника на предмет наличия спора о праве.

«Если должник обосновал свои возражения по поводу действительности договора, то заявление банка о признании должника банкротом должно признаваться необоснованным. Однако оценка возражений должника на предмет наличия в них спора о праве все равно остается в компетенции конкретного суда, рассматривающего заявление о признании должника банкротом. В данном деле ВС РФ указал, что спор о праве точно имеет место в случае возбуждения уголовного дела, обращения должника в суд с иском об оспаривании договора. Однако ВС РФ не дал инструкцию нижестоящим судам для определения наличия спора о праве при менее очевидных ситуациях. Не исключено, что в практике снова могут возникнуть проблемы при определении судами наличия спора о праве при иных фактических обстоятельствах», — пояснила она.

Старший юрист практики разрешения споров о банкротстве бюро адвокатов «Де-Юре» Дарья Иванова отметила, что процедура банкротства гражданина связана с неисполнением должником самостоятельно принятых на себя обязательств перед кредиторами, то есть процедура банкротства выступает механизмом, позволяющим соразмерно погасить требования кредиторов.

В этой связи подтвержденное документально указание должника на тот факт, что он не принимал на себя обязательств по кредитному договору, имеет существенное значение для разрешения вопроса о введении той или иной процедуры в деле о банкротстве, особенно если кредитором выступает банк, которому не требуется подтверждение права на обращение в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом). Представляется важным отметить тот факт, что ВС РФ в рассматриваемом определении указывает на необходимость исследования судами всех фактических обстоятельств дела, то есть, призывает к соблюдению процесса, а не к формальному вынесению решений, а само существо спора не является прецедентом в силу того факта, что российская правовая система не прецедентна, как хотелось бы ряду практиков и теоретиков. ВС РФ лишь объясняет, как корректно толковать нормы действующего материального и процессуального права в их системной взаимосвязи, исправляя ошибки, допущенные судами нижестоящих инстанций.

Дарья Иванова
старший юрист практики банкротства Бюро адвокатов «Де-Юре»
«

Адвокат, партнер компании «Братья Яблоковы» Артем Яблоков считает, что Верховный суд в очередной раз продемонстрировал принцип единства закона и правовых полей. 

Так, наличие того факта, что должник явился таковым в результате совершения в отношении него преступления, и вовсе указывает на сомнительность его статуса должника. Если долг явился результатом совершенного преступления, то оснований для обращения с заявлением о признании лица банкротом не может быть. Выплаченные денежные средства банку (в данном случае) следует взыскивать с виновного в рамках дела о мошенничестве лица (лиц). Но в данной ситуации банк пошел по кратчайшему пути, который оказался некорректным. Однако основная причина такой некорректности — в игнорировании обстоятельств, установленных в рамках уголовно-правового поля, на которые ВС РФ, в частности, и обратил внимание. Судебный акт демонстрирует нам то, что не существует исключенных друг от друга правовых явлений, есть правовая системность, которая должна соблюдаться на любой стадии и любым судом.

Артем Яблоков
адвокат, партнер Консалтинговая компания «Братья Яблоковы»
«

Старший юрист АБ «ЕМПП» Алексей Натаров полагает, что определение ВС РФ является справедливым и обоснованным, поскольку очевидно, что банк в деле о банкротстве пытался действовать недобросовестно и возместить свои затраты с потерпевшей при выдаче денежных средств в адрес мошенников.

При этом суду первой инстанции при рассмотрении заявления банка необходимо было исследовать обстоятельства выдачи кредита и, установив недействительность кредитного договора, оставить заявление о включении в реестр без рассмотрения. К счастью, подобные случаи довольно редки для судебной практики при банкротству физических лиц. В целом вышеуказанное определение ВС можно использовать в аналогичных случаях, если суд или заявитель приводит доводы, что кредитные договоры не являются оспоренными и/или признанными недействительными, а поэтому требования кредитора подлежат включению в реестр.

Алексей Натаров
старший юрист Адвокатское бюро «ЕМПП»
«

Советник практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation, кандидат юридических наук, адвокат Руслан Петручак отметил, что в кредитных правоотношениях нередко случаются случаи подделки подписи заемщика на договоре. 

Человек длительное время может даже не подозревать, что кто-то от его имени оформил кредит. На практике, первым делом узнав о том, что кто-то от его имени взял кредит, человек идет в полицию и пишет заявление о преступлении для целей возбуждения уголовного дела. Конечно, учитывая длительность рассмотрения подобных уголовных дел, которые зачастую возбуждаются в отношении неустановленного лица и их расследование может длиться годами, должна быть возможность судебной защиты и восстановления своих прав. Судебная защита путем подачи иска в суд о признании недействительным кредитного договора и обеспечивающих его исполнение сделок является в данном случае более эффективным и быстрым механизмом защиты.

Руслан Петручак
юрист, советник Юридическая фирма BGP Litigation
«

В данном случае, подчеркнул Руслан Петручак, суды первой и кассационной инстанция, по сути, лишили физическое лицо возможности судебной защиты на оспаривание заключения кредитного договора, так как введение банкротства препятствует рассмотрению такого иска в суде общей юрисдикции.

«Вместе с тем, право на судебную защиту является очень важной гарантией прав человека, поэтому закреплено в ст. 46 Конституции РФ. Никто не может лишить права на судебную защиту. Бесспорно, что вопросы действительности кредитного договора, установление факта того, что именно должник взял кредит, являются первоочередными, которые надо установить до введения банкротства. Поэтому законодатель в данном случае предусмотрел последствие в виде оставления заявления о банкротстве без рассмотрения. Именно поэтому Верховный Суд РФ и поддержал выводы суда апелляционной инстанции. Вместе с тем, данное Определение Верховного Суда РФ не повлияет на судебную практику, так как не формирует какой-либо новой правовой позиции, а поддерживает позицию суда апелляционной инстанции, который применил пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», — подытожил он.