Экономколлегия должна подойти к рассмотрению дела с точки зрения баланса интересов и принципала, и банка-гаранта, считают юристы.

Банк «Держава» выступил гарантом по договору подряда, который в 2018 году заключили Фонд капитального ремонта многоквартирных домов Москвы и компания «Россы» (генподрядчик). Поскольку общество «Россы» не исполнило свои обязательства, фонд потребовал от банка осуществить платеж по банковской гарантии, неисполнение которого послужило основанием для судебных разбирательств. Суд обязал «Державу» заплатить фонду не только задолженность в размере 786 тыс. рублей по банковской гарантии, но и 103 тыс. рублей в качестве неустойки, а также расходы по оплате госпошлины в размере 20 тыс. рублей и неустойку за период с 09.11.2021 года по день уплаты задолженности по банковской гарантии по ставке 0,1% от суммы задолженности. Произведя выплату в пользу фонда, банк предъявил претензию о компенсации уплаченной суммы обществу «Россы». Поскольку принципал добровольно исполнять обязательства отказался, банк обратился в суд. На этот раз в суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил иск банка лишь в части взыскания 786 тыс. рублей суммы регрессного требования, 11 тыс. рублей неустойки, а также неустойки в размере 0,1% от суммы неисполненных обязательств за каждый день просрочки, начисленной на сумму фактической задолженности по регрессному требованию. Банк пожаловался в Верховный суд, настаивая, что по условиям договора гарант вправе требовать от принципала возмещения любых сумм, уплаченных гарантом на основании вступивших в законную силу судебных актов по спору с бенефициаром. Экономколлегия решила рассмотреть этот спор (дело А40-301246/2022).

Фабула

В октябре 2018 года Фонд капитального ремонта многоквартирных домов Москвы (далее — фонд, заказчик) и ООО «Россы» (генподрядчик) заключили договор, исполнение обязательств «Росс» по которому было обеспечено выданной банком «Держава» (далее — банк) в декабре 2020 года банковской гарантией.

В связи с неисполнением обществом «Россы» обязательств по договору фонд в декабре 2021 года направил в адрес банка требование об осуществлении платежа по банковской гарантии, неисполнение которого послужило основанием для обращения фонда в арбитражный суд с иском о взыскании с банка денежных средств по банковской гарантии.

Суд удовлетворил иск фонда, взыскав с банка задолженность по банковской гарантии в размере 890 тыс. рублей, из которых 786 тыс. рублей — денежные средства по банковской гарантии, 103 тыс. рублей — неустойка по состоянию на 08.11.2021 года, а также с банка в пользу фонда были взысканы расходы по оплате госпошлины и неустойка за период с 09.11.2021 года по день уплаты задолженности по банковской гарантии по ставке 0,1% от суммы задолженности.

Банк произвел выплату в пользу фонда 1,18 млн рублей, а также выплатил госпошлину (всего 1,2 млн рублей).

После чего в ноябре 2022 года направил обществу «Россы» требование о возмещении сумм, уплаченных фонду по банковской гарантии в размере 1,2 млн рублей.

Также банк начислил неустойку за период с 01.12.2022 по 15.12.2022 года в размере 51 тыс. рублей и неустойку в размере 0,1% от суммы неисполненных обязательств за каждый день просрочки, начисленную на сумму фактической задолженности по регрессному требованию с 16.12.2022 года по дату фактической оплаты задолженности в размере 1,2 млн рублей.

Поскольку в добровольном порядке «Россы» требования банка не исполнили, банк обратился с иском в арбитражный суд.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил иск банка в части взыскания 786 тыс. рублей суммы регрессного требования, 11 тыс. рублей неустойки, а также неустойки в размере 0,1% от суммы неисполненных обязательств за каждый день просрочки, начисленной на сумму фактической задолженности по регрессному требованию, начиная с 16.12.2022 по дату фактической оплаты регрессного требования.

Банк пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суды, признав доказанным факт выплаты банком фонду 786 тыс. рублей по банковской гарантии, пришли к выводу о правомерности регрессного требования банка о взыскании с общества «Россы» 786 тыс. рублей, а также 11 тыс. рублей неустойки и неустойки в размере 0,1% от суммы неисполненных обязательств за каждый день просрочки.

Вместе с тем, установив, что взыскание с банка в пользу фонда в рамках дела № А40-124545/2022 госпошлины в размере 20 тыс. рублей, неустойки по состоянию на 08.11.2021 года в размере 103 тыс. рублей, а также неустойки, начисленной на сумму невыплаченных денежных средств по банковской гарантии с 09.11.2021 по день фактического исполнения обязательства по ставке 0,1% от суммы невыплаченных денежных средств по банковской гарантии за каждый день просрочки, вызвано неисполнением банком в добровольном порядке требования фонда об осуществлении платежа по банковской гарантии, суды пришли к выводу о том, что возникновение у банка указанных расходов обусловлено исключительно действиями самого банка и не находятся в причинной связи между поведением банка и наличием у общества «Россы» обязанности оплатить регрессное требование банка в указанной части.

На основании изложенного суды отказали банку в удовлетворении требований в указанной части.

Что думает заявитель

Банк приводит доводы о том, что положениями статьи 421 Гражданского кодекса закреплен принцип свободы договора.

Согласно пункту 1 статьи 379 ГК РФ принципал обязан возместить гаранту выплаченные в соответствии с условиями независимой гарантии денежные суммы, если соглашением о выдаче гарантии не предусмотрено иное.

В соответствии с пунктом 2 статьи 379 ГК РФ гарант не вправе требовать от принципала возмещения денежных сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями независимой гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, за исключением случаев, если соглашением гаранта с принципалом предусмотрено иное либо принципал дал согласие на платеж по гарантии.

Как указывает банк, в соответствии с условиями договора предоставления банковской гарантии при предъявлении гарантом письменного требования о возмещении платежа к принципалу, принципал обязан возместить гаранту полностью все суммы, уплаченные последним по соответствующей гарантии бенефициару (далее — сумма возмещения), не позднее трех банковских дней с момента получения требования гаранта, но не позднее десяти дней с даты отправления гарантом принципалу соответствующего требования.

При этом гарант вправе требовать от принципала возмещения любых сумм, уплаченных гарантом на основании вступивших в законную силу судебных актов по спору с бенефициаром, связанному с оплатой требования по гарантии, в том числе, но не ограничиваясь, сумм, уплаченных за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, а также сумм госпошлин.

Таким образом, по мнению банка, условия договора предоставления банковской гарантии устанавливают для принципала («Россы») дополнительную ответственность в части возмещения банку понесенных им при исполнении данного договора расходов.

Учитывая принцип свободы договора, а также, что договор предоставления банковской гарантии подписан сторонами без возражений и никем не оспорен, банк полагает, что у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении требований банка о взыскании с общества «Россы» задолженности по договору предоставления банковской гарантии в виде спорных сумм, уплаченных банком фонду на основании вступившего в законную силу решения суда по делу № А40-124545/2022

Что решил Верховный суд

Судья ВС А.Г. Першутов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Почему это важно

По словам младшего юриста АБ «КИАП» Алены Носовой, несмотря на диспозитивность правила пункта 2 статьи 379 ГК РФ, долгое время суды отказывали гарантам в возмещении суммы процентов за пользование чужими денежными средствами, взыскиваемых в качестве ответственности за неисполнение денежного обязательства перед бенефициаром.

Однако судебная практика последних лет допускает обратное: руководствуясь принципом свободы договора (статья 421 ГК РФ), суды подтверждают возможность возмещения принципалом гаранту денежных сумм, уплаченных бенефициару за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром. Вместе с тем, для применения указанной нормы стороны должны недвусмысленно указать в договоре, что принципал обязан возместить гаранту в порядке регресса любые уплаченные гарантом бенефициару суммы, в том числе за нарушение обязательства перед бенефициаром. Сторонники такой концепции ссылаются на то, что в порядке регресса у принципала возникает самостоятельная обязанность возместить гаранту суммы, установленные соглашением сторон. Более того, в силу принципа относительности обязательственных отношений, принципал не может ссылаться на ненадлежащее исполнение гарантом своих обязательств в отношениях с бенефициаром.

Алена Носова
младший юрист Адвокатское бюро «КИАП»
«

Противники такой концепции, рассказала Алена Носова, указывают на то, что свобода усмотрения сторон должна быть ограничена.

«Иными словами, принципал обязан возместить гаранту денежные суммы, являющиеся санкцией за неправомерное поведение гаранта только в том случае, когда поведение принципала также небезупречно. Например, если несвоевременность в выплате суммы бенефициару связана с предоставлением принципалом недостоверной информации гаранту или отказом в сотрудничестве. Отвечая на вопрос о том, какую позицию займет суд, отмечу, что, скорее всего, с учетом последней практики, решение будет принято в пользу гаранта. Если стороны прямо предусмотрели возможность возмещения такой суммы, ВС не упустит возможность еще раз напомнить о принципе свободы договора и диспозитивности пункта 2 статьи 379 ГК РФ. Существенного влияния на практику такое решение не окажет, поскольку аналогичную позицию занимали и апелляционные, и кассационные суды, и косвенно сам ВС», — пояснила она.

Председатель коллегии адвокатов GR Legal Ирина Шоч отметила, что в данном случае суды нижестоящих инстанций, частично удовлетворяя требования гаранта, исходили из того, что начисление неустойки было вызвано несвоевременной оплатой гарантом по требованию бенефициара. 

Вместе с тем, гарант в рамках дела № А40-124545/22 обосновывал свой отказ в удовлетворении требования бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии тем, что требование не соответствует условиям гарантии — истребуемая сумма выходит за пределы суммы банковской гарантии (при этом впоследствии бенефициар уточнил свои исковые требования и снизил истребуемую сумму), а ряд документов не заверены надлежащим образом. Несмотря на это, суд посчитал отказ гаранта незаконным и решение гарантом не обжаловалось. Полагаю, что уже тогда гаранту необходимо было обжаловать решение и указывать на законность своих возражений против требования бенефициара на основании п.1 ст. 376 ГК РФ. Что касается доводов кассационной жалобы гаранта по делу о взыскании в порядке регресса с принципала, полагаю, что суд может встать на сторону гаранта, ведь фраза «если не предусмотрено договором или соглашением иное» является маркером именно диспозитивной нормы, а Верховный суд любит напоминать участникам о том, что свобода договора является одним из основополагающих принципов гражданского законодательства.

Ирина Шоч
председатель Коллегия адвокатов GR Legal
«

Спор достаточно очевидный. Расходы кредитора, связанные с неисполнением должника, также подлежат компенсации, если связаны с неисполнением обязательства. ВС РФ уже много лет проводит в жизнь определенный вектор правовой политики относительно независимой (банковской) гарантии: банк должен платить бенефициару, а принципал — указанному банку-гаранту. Иное возможно только в случае исполнения основного обязательства или злоупотребления правом. В этом суть независимой природы гарантии. Невыплата принципалом-должником неустойки и иных издержек кредитора-банка (например, госпошлины, понесенной в связи с рассмотрением иска бенефициара к банку о выплате по гарантии) противоречит природе указанных отношений и не соответствует добровольно согласованным между банком и должником условиям договора о выдаче банковской гарантии. Поэтому полагаю, что ВС пересмотрит дело.

Вячеслав Голенев
адвокат, управляющий партнер Адвокатское бюро «Адвокаты: Голенев и Партнеры»
«

Анастасия Аверьянова, юрист юридической фирмы Orlova\Ermolenko, отметила, что передача Верховным судом РФ дела на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам вероятно является попыткой соблюсти принцип справедливости судебного решения. 

Судебной коллегией будет разрешен практический вопрос: действительно ли возникновение у гаранта указанных в судебном решении расходов не обусловлено исключительно действиями самого гаранта и находится в причинной связи между поведением гаранта и наличием у принципала обязанности оплатить регрессное требование гаранта. В целях вынесения справедливого решения, не возлагающего на принципала повышенной ответственности перед гарантом, в том числе в виде неустойки, суду недостаточно принять во внимание буквальное значение содержащихся в тексте договора слов и выражений в соответствии со ст. 431 ГК РФ. Для правомерности взыскания с принципала уплаченных гарантом денежных средств бенефициару, вытекающих из решения судов, в том числе любых штрафных санкций, необходимо устанавливать сроки возникновения обязательств сторон, исходя из конкретных обстоятельств каждого дела. Так, суду предстоит определить, какой из сторон и с какого момента допущена просрочка, от каких именно дат и каких фактических действий сторон будет производиться расчет неустойки, подлежащей взысканию с принципала.

Анастасия Аверьянова
юрист Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
«

Лидия Солодовникова, советник, соруководитель практики банкротства и реструктуризации LEVEL Legal Services, считает, что в данном кейсе можно проследить определенную двойственность.

С одной стороны, на принципала не должна перекладываться ответственность за банк, в связи с формированием сумм, связанных с его отказом осуществить платеж бенефициару по банковской гарантии добровольно, поскольку погашение задолженности по банковской гарантии является безусловным и не зависит от каких-то обстоятельств, например, исполнения или неисполнения обязательства и пр. С другой стороны, если договором между принципалом и банком предусмотрено покрытие всех сумм, понесенных банком в связи с исполнением банковской гарантии, то такое ограничение ответственности принципала будет противоречить принципу свободы договора в соответствии со ст. 421 ГК РФ. Полагаю, что коллегия ВС РФ должна подойти к рассмотрению дела с точки зрения баланса интересов и принципала, и банка, а в случае установления обстоятельств, свидетельствующих о злоупотреблении правом банка — отказать в судебной защите его права.

Лидия Солодовникова
советник, соруководитель практики банкротства и реструктуризации Юридическая фирма LEVEL Legal Services
«