Сформулированное ВС правило позволяет воспользоваться мораторием тем, кто от санкций не пострадал, и не защищает тех, для кого эффект от СВО и разрыва связей с западными партнерами был значительным, но отложенным.

В апреле 2022 года «Саратовэнерго» поставило МУП «Энгельс-Водоканал» электроэнергию, но так и не получило за нее значительную часть оплаты. Урегулировать спор мирно не удалось, поэтому поставщик потребовал в суде взыскать с потребителя электроэнергии основной долг и неустойку (пени) за период с 19.05.2022 по 14.09.2022 года, с последующим начислением неустойки по день фактической оплаты долга. Суд первой инстанции удовлетворил иск полностью. Однако апелляционный суд, с которым согласился суд округа, изменил решение суда первой инстанции, взыскав неустойку лишь начиная с 01.10.2022 года (то есть с даты завершения действовавшего в 2022 году моратория на банкротства) по день фактической оплаты долга. «Саратовэнерго» пожаловалось в Верховный суд, который отменил постановления апелляционного и кассационного судов, и оставил в силе решение суда первой инстанции (дело А57-15981/2022).

Фабула

В январе 2022 года ПАО «Саратовэнерго» (поставщик) и МУП «Энгельс-Водоканал» (потребитель) заключили договор энергоснабжения, по которому «Саратовэнерго» поставило электроэнергию на сумму 17,5 млн рублей. «Энгельс-Водоканал» оплатил поставку лишь частично, задолжав 14,3 млн рублей. .

«Саратовэнерго» потребовало в суде взыскать основной долг и неустойку (пени) за период с 19.05.2022 по 14.09.2022 года, с последующим начислением неустойки по день фактической оплаты долга.

Суд первой инстанции удовлетворил иск полностью. Однако апелляционный суд, с которым согласился суд округа, изменил решение суда первой инстанции, взыскав неустойку лишь начиная с 01.10.2022 года по день фактической оплаты.

«Саратовэнерго» пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть данный спор.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции признал обоснованным начисление неустойки с мая по сентябрь 2022 года, несмотря на введенный мораторий на возбуждение дел о банкротстве, установленный Постановлением Правительства РФ от 28.03.2022 года № 497 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами» (далее – Постановление № 497). Суд указал, что задолженность, на которую начислена неустойка, возникла после введения моратория.

Апелляционный суд сослался на постановление Правительства РФ № 497 и исключил начисление неустойки с 19.05.2022 года до окончания действия моратория. Апелляция исходила из того, что разрешение вопроса о применении положений Постановления № 497 в части начисления финансовых санкций не зависит от момента возникновения (просрочки исполнения) обязательств, то есть временный запрет на применение соответствующих санкций распространяется на случаи ненадлежащего исполнения обязательств, возникших как до введения моратория, так и в период его действия.

Также апелляционный суд провел аналогию с мораторием, связанным с распространением коронавирусной инфекции и введенным в 2020 году постановлением Правительства РФ от 02.04.2020 года № 424 «Об особенностях предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов» (далее – Постановление № 424).

Апелляционный суд указал, что из ответа на вопрос № 7 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию и распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2, утвержденного Президиумом ВС от 30.04.2020 года, следует, что мораторий действует в отношении неустоек (пеней, штрафов), подлежавших начислению за период просрочки с 06.04.2020 до 01.01.2021 года, независимо от расчетного периода (месяца) поставки коммунального ресурса (оказания коммунальных услуг), по оплате которой допущена просрочка, в том числе если сумма основного долга образовалась до 06.04.2020 года, если законом или правовым актом не будет установлен иной срок окончания моратория.

Суд округа согласился с апелляцией.

Что думает заявитель

Заявитель ссылается на разъяснения, изложенные в пункте 7 постановления Пленума ВС от 24.12.2020 года № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которым в период действия моратория проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ), неустойка (статья 330 ГК РФ), пени за просрочку уплаты налога или сбора (статья 75 Налогового кодекса), а также иные финансовые санкции не начисляются на требования, возникшие до введения моратория, к лицу, подпадающему под его действие.

Поскольку обязательства по оплате поставленной электроэнергии возникли в апреле 2022 года, то есть после введения моратория, заявитель полагает, что неустойка за несвоевременную оплату спорной задолженности в данном случае подлежит начислению в обычном порядке, без исключения мораторного периода.

Приведенную апелляционным судом аналогию с мораторием, связанным с распространением коронавирусной инфекции и введенным в 2020 году Постановлением № 424 заявитель считает необоснованной, поскольку названное постановление распространялось на лиц, осуществляющих управление многоквартирными домами, в то время как ответчик к ним не относится.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Г.Г. Кирейкова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Что в теории

Согласно статье 9.1 закона о банкротстве для обеспечения стабильности экономики в исключительных случаях (при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах) Правительство РФ вправе ввести мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, на срок, устанавливаемый Правительством РФ.

Постановлением № 497 на территории РФ сроком на шесть месяцев был введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юрлиц и граждан, в том числе ИП.

На основании пункта 7 постановления Пленума Верховного суда от 24.12.2020 № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в период действия моратория проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ), неустойка (статья 330 ГК РФ), пени за просрочку уплаты налога или сбора (статья 75 Налогового кодекса), а также иные финансовые санкции не начисляются на требования, возникшие до введения моратория, к лицу, подпадающему под его действие.

Таким образом, по общему правилу, в период действия моратория финансовые санкции не начисляются только на требования, возникшие до введения моратория. 

По существу

Поскольку в данном случае требование об оплате задолженности за потребленную в апреле 2022 года электроэнергию возникло у «Саратовэнерго» после введения моратория, неустойка за несвоевременную уплату спорной задолженности подлежала начислению в обычном порядке, без исключения мораторного периода.

Ссылка апелляционного суда и суда округа на Постановление № 424 является ошибочной, поскольку названное постановление носит специальный характер и применяется только к обстоятельствам, послужившим основанием для введения конкретного моратория.

Например, после введения моратория в марте 2022 года постановлением Правительства РФ от 26.03.2022 № 474 (в том числе в последующей редакции) не установлены ограничения на начисление пеней на задолженность по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги, возникшую после 01.04.2022. Определена лишь наименьшая ключевая ставка Банка России для расчета неустойки.

Применение моратория на начисление неустойки по обязательствам, возникшим после 01.04.2022, к лицам, участвующим в правоотношениях, сходных с рассматриваемыми в настоящем споре, нормативными актами не предусматривалось.

Итог

ВС отменил постановления апелляционного и кассационного судов, и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Почему это важно

Старший юрист юридической фирмы «Степачков и Сурчаков» Андрей Макаров отметил, что Верховный суд продолжает формировать практику применения завершившегося год назад моратория.

Аналогичные выводы в части «ковидного» моратория уже ранее были сделаны Верховным судом в определении № 305-ЭС20-23028 от 19.04.2021 по делу компании «Ред Вингс» (№ А40-54774/2020), которое рассматривалось почти в том же составе (участвовали судьи Самуйлова С. В. и Кирейкова Г. Г.). Такая практика представляется не бесспорной, так как фактически лишает компании, находящиеся в длящихся отношениях (к которым относится энергоснабжение), защиты, предусмотренной мораторием. С другой стороны, такое толкование способствует пресечению недобросовестного поведения участников оборота по уклонению от исполнения принятых на себя обязательств после вступления в силу моратория, ввиду отсутствия ответственности за такое поведение в форме неустоек и штрафов.

Андрей Макаров
старший юрист Юридическая фирма Степачков и Сурчаков
«

По словам старшего юриста «ЮрТехКонсалт» Анастасии Лысенко, в комментируемом деле Верховный суд обратил внимание на разные цели введения моратория в 2020 и в 2022 годах. 

Соответственно, судам нужно учитывать разное правовое регулирование. Верховный суд напомнил, что по умолчанию суд должен определить нормы, подлежащие применению в общем порядке. Потом, если будут установлены основания для распространения специального правового регулирования, применить его. Ошибка судов апелляционной и кассационной инстанций состояла в том, что они, в отсутствие на то достаточных оснований, применили нормы, носящие специальных характер. Комментируемое определение продолжит практику разграничения регулирования мораториев, а также станет хорошим доводом для истцов с аналогичными требованиями.

Анастасия Лысенко
старший юрист Юридическая компания «ЮрТехКонсалт»
«

Юрист «Казаков и партнеры» Татьяна Рокотян напомнила, что мораторий на банкротство, введенный постановлением Правительства РФ № 497, является не первым мораторием для России. 

Первый мораторий был введен в действие в связи с распространением коронавирусной инфекции COVID-19 (Постановление Правительства от 03.04.2020 года № 428). В связи с чем, судам необходимо применять различные правила начисления штрафных санкций в зависимости от причин введения моратория: «коронавирусного» или «санкционного» моратория. Суд первой инстанции при вынесении решения по рассматриваемому спору применил правила введения в действие «санкционного» моратория. Однако вышестоящие инстанции неправомерно исходили из того, что разрешение вопроса о применении положений Постановления № 497 в части начисления финансовых санкций не зависит от момента возникновения (просрочки исполнения) обязательств, то есть временный запрет на применение соответствующих санкций распространяется на случаи ненадлежащего исполнения обязательств, возникших как до введения моратория, так и в период его действия.

Татьяна Рокотян
юрист Адвокатское бюро «Казаков и партнеры»
«

По словам Татьяны Рокотян, отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд также применил положения постановления Правительства РФ от 02.04.2020 № 424 «Об особенностях предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов», которые не подлежали применению, поскольку действовали в период действия «короновирусного» моратория.

«Верховный суд РФ, отменяя судебные акты апелляционной и кассационной инстанции, лишь исправил допущенные ошибки нижестоящих судебных инстанций, на судебную практику данный судебный акт не повлияет, а только еще раз обратит внимание нижестоящих судов на то, что при возникновении спора о начислении штрафных санкций за период действия моратория на банкротство важным остается вопрос исследования судами срока возникновения исполнения должником обязательства», — отметила она.

Управляющий партнер консалтинговой компании «Аверта Групп» Алексей Шаров отметил, что вопросы, связанные с применением постановления Правительства № 497, уже не в первый раз оказываются в фокусе внимания ВС. 

В комментируемом деле высшая инстанция под видом текстуального толкования своих более ранних абстрактных разъяснений по сути сформировала правило, ограничивающее субъектный состав лиц, подпадающих под действие моратория на банкротство. Ключевой вывод сводится к следующему: если требование возникло до 01.04.2022, то штрафные санкции на такой долг не начисляются за период до 01.10.2022, а если позднее – то кредитор вправе требовать всю сумму, включая проценты, пени и неустойки даже за время действия Постановления № 497. Такой подход значительно ограничивает круг лиц, которые могли бы претендовать на применение к ним моратория на банкротство.

Алексей Шаров
управляющий партнер Консалтинговая компания «АВЕРТА ГРУПП»
«

По мнению Алексея Шарова, с точки зрения экономических целей введения моратория предложенную позицию нельзя считать верной.

«Правило о запрете начисления неустоек, штрафов и т.д. было введено законодателем с целью поддержать бизнес в условиях санкций. При этом эффект от санкционного давления в отдельных случаях может быть отложенным, то есть проявиться и после 01.04.2022. В свою очередь, просрочка в исполнении обязательств, возникшая до указанной даты, не обязательно может быть связана с общим изменением экономической ситуации. Таким образом, правило, сформулированное ВС РФ, позволяет воспользоваться мораторием тем, кто от санкций не пострадал и при этом не дает правовой защиты тем, для кого эффект разрыва связей с западными партнерами был значительным, но отложенным», — подчеркнул юрист.

Алексей Шаров уверен, что в описанной ситуации высшей инстанции следовало не формулировать генеральное правило, тем самым дезавуируя цели законодателя, а ориентировать нижестоящие суды выяснять действительные причины просрочки.

Более того, база для этого в распоряжении суда имелась. Комментируемая позиция основывается на буквальном прочтении абз. 1 п. 7 ППВС от 24.12.2020 № 44. При этом уже второй абзац того же пункта позволяет отказать в правовой защите должнику, претендующему на применение к нему моратория со ссылкой на общие правила о недобросовестном поведении. На наш взгляд, именно это правило следовало и дальше развивать ВС РФ дать именно ему более развернутое обоснование. Вероятно, в настоящем деле это привело бы к аналогичному выводу, но общий подход к толкованию Постановления №497 был бы совсем иным», — подытожил он.

Адвокат, управляющий партнер АБ «Голенев и Партнеры» Вячеслав Голенев считает позицию ВС верной.

Мораторий распространяется только на те требования о начислении финансовых санкций, которые возникли до начала действия моратория. На возникшие после введения моратория проценты и неустойку такой подход не распространяется. Какого-либо отдельного специального регулирования по этому вопросу не имелось, поэтому подход должника о списании неустойки за период моратория являлся неверным.

Вячеслав Голенев
адвокат, управляющий партнер Адвокатское бюро «Адвокаты: Голенев и Партнеры»
«

Старший юрист Kislov.law Алексей Разумный пояснил, что по закону о банкротстве введение моратория влечет применение некоторых последствий, предусмотренных для введения процедуры наблюдения. 

Одно из таких последствий – неначисление финансовых санкций (включая неустойку). В норме о последствиях введения процедуры наблюдения указано, что с даты введения наблюдения не начисляются неустойки и иные финансовые санкции за неисполнение денежных обязательств. При этом неустойка по текущим требованиям (возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом) начисляется в общем порядке. Разъясняя применение указанной нормы при введении моратория, Верховный суд в постановлении Пленума № 44 (п. 7) указал, что финансовые санкции не начисляются на требования, возникшие именно до введения моратория. Ни норма, ни применимое разъяснение Верховного суда не содержат запрет на начисление неустойки за неисполнение возникших после введения моратория требований. В комментируемом деле суды апелляционной и кассационной инстанции пришли к обратному выводу. Определение Верховного суда об отмене актов судов апелляционной и кассационной инстанций является обоснованным и соответствующим закону итогом спора.

Алексей Разумный
старший юрист KISLOV.LAW
«

Партнер ProLegals Светлана Громадская отметила, что Экономколлегия продолжает формировать судебную практику по вопросу начисления и взыскания финансовых санкций в период банкротного моратория и устранять ошибки, допущенные судами нижестоящих инстанций.

В июне 2023 Экономколлегия решала вопрос о возможности распространения банкротного моратория на неденежные требования (дело ПАО «МОЭК» и Института приборостроения). Как мы помним, этот вопрос был разрешен положительно. В деле «Саратовэнерго» и«Энгельс-Водоканала» Верховному суду предстояло разбираться с вопросом применения моратория к требованиям, возникшим после его введения. Помимо устранения явной судебной ошибки, основанной на неверном толковании положений о моратории, Верховный суд разрешил вопрос и о возможности применения по аналогии коронавирусного моратория, введенного постановлением Правительства РФ № 424 в отношении должников - правообладателей жилых помещений. Верховный суд напомнил, что коронавирусный мораторий носит специальный характер и подлежит применению только в отношении должников по коммунальным платежам в период распространения COVID-19. Распространять его действие на другие правоотношения, не связанные с оплатой коммунальных услуг в период распространения коронавирусной инфекции, нельзя.

Светлана Громадская
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«

По словам Светланы Громадской, в данном случае отношения поставщика электроэнергии и потребителей — юридических лиц по вопросу начисления финансовых санкций подпадают под действие только банкротного моратория.

«Никаких исключений для периодических платежей в пользу энергоснабжающей организации не установлено. Начисление санкций осуществляется по общим правилам только на требования, возникшие до введения банкротного моратория. Позиция Верховного Суда, указавшего на невозможность применения коронавирусного моратория по аналогии, позволит устранить возникшую коллизию в сфере применения этих двух мораториев», — подытожила она.