Нижестоящие суды отказались признать недействительными решения аффилированного с должником единственного участника ООО, которые, по сути, были направлены на завуалированное отчуждение активов должника.

Ирина Кислюнина за два года до банкротства продала своему сыну Роману Фиякселю за 10 тыс. рублей 100% долей в ООО «Оптима», владевшего нежилым помещением. Уже в рамках банкротства по заявлению конкурсного кредитора эта сделка была признана ничтожной. Однако в период рассмотрения спора сын должника как единственный участник ООО «Оптима» принял решение о вхождении этой компании в состав участников ООО «Лига-НН», в котором Фияксель также является единственным участником, с внесением в качестве вклада в уставный капитал общества «Лига-НН» вышеуказанного нежилого помещения. Необходимые процедуры были проведены и в результате ООО «Лига-НН» стало владельцем помещения, а ООО «Оптима» — владельцем 45,81% долей в ООО «Лига-НН». Финансовый управляющий Кислюниной Андрей Зыков потребовал в суде признать недействительными решения единственного участника ООО «Оптима» и ООО «Лига-НН», и обязать ООО «Лига-НН» возвратить обществу «Оптима» спорную недвижимость. Однако суды трех инстанций отклонили требования ФУ. После чего финуправляющий пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 21 сентября (дело А43-19704/2021).

Фабула

Ирина Кислюнина учредила ООО «Оптима». Компания владела нежилым помещением общей площадью 347,7 кв. м в Нижнем Новгороде. В ноябре 2017 года Кислюнина продала за 10 тыс. рублей Роману Фиякселю 100% в уставном капитале ООО «Оптима».

Однако в сентябре 2019 года суд признал Ирину Кислюнину банкротом. В рамках дела о банкротстве ООО «РОСАВТОСТРОЙ» (конкурсный кредитор) потребовало в суде признать ряд сделок должника недействительными, в том числе договор купли-продажи 100% долей ООО «Оптима». Финансовый управляющий Кислюниной Андрей Зыков указал на обоснованность заявленных требований.

Заявитель указал, что на момент совершения оспариваемых сделок Кислюнина имела неисполненные обязательства на сумму более 100 млн рублей. В дальнейшем ее задолженность еще увеличилась. Также Кислюнина является матерью Фикселя.

Суд первой инстанции признал договор купли-продажи 100% долей ООО «Оптима» недействительной (ничтожной) сделкой и возвратив компанию в конкурсную массу должника.

Но в ходе производства по делу о банкротстве Кислюниной и до признания договора купли-продажи доли недействительной (ничтожной) сделкой Роман Фияксель принял решение о вхождении ООО «Оптима» в состав участников общества «Лига-НН», в котором он также является единственным участником, с внесением в качестве вклада в уставный капитал общества «Лига-НН» вышеуказанного нежилого помещения. Между компаниями был подписан акт приема-передачи недвижимости, а запись о переходе прав на недвижимое имущество к обществу «Лига-НН» внесена в ЕГРН. В результате ООО «Оптима» стало владельцем 45,81% долей в ООО «Лига-НН», а Роман Фияксель — 54,19%.

Финансовый управляющий Кислюниной, ссылаясь на восстановление корпоративного контроля должника над ООО «Оптима» путем восстановления права на 100% доли в уставном капитале названного общества, а также, что общество незаконно утратило ликвидное имущество, потребовал в суде признать недействительными решения единственного участника ООО «Оптима» и ООО «Лига-НН», и обязать ООО «Лига-НН» возвратить обществу «Оптима» недвижимое имущество, внесенное в качестве вклада в уставный капитал общества «Лига-НН». А также обязать ФНС внести в ЕГРЮЛ запись отношении общества «Лига-НН» о недействительности записи об участии общества «Оптима» в его уставном капитале.

На этот раз суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил требования финуправляющего. После чего ФУ пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 21 сентября.

Что решили нижестоящие суды

По мнению судов, истец не вправе оспаривать решение ООО «Лига-НН», так как:

Ирина Кислюнина (должник) не является участником данного общества,

отсутствуют основания для признания решения ничтожным,

срок исковой давности для оспаривания решения органов управления юридического лица истек.

Что думает заявитель

ФУ настаивает на неправильной юридической квалификации судами отношений, на основе которой определяются положения закона, подлежащего применению для правильного разрешения спора, в том числе о сроках исковой давности.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Е.Н.Золотова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Почему это важно

Управляющий партнер юридической компании «ЮКО» Юлия Иванова отметила, что в комментируемом определении ВС поставлен целый ряд вопросов, касающихся осуществления арбитражным управляющим корпоративных прав должника для достижения цели пополнения конкурсной массы.

В настоящем деле одним из активов должника являлись 100% долей участия в хозяйственном обществе, реальная стоимость которых определялась наличием у указанного общества в собственности недвижимого имущества. Доля в уставном капитале в такой ситуации по существу является средством опосредованного контроля за активом. Из фабулы определения можно сделать вывод, что должник и аффилированное с ним лицо, используя такую форму контроля за активом, пытались вывести сам актив из-под контроля арбитражного управляющего и избежать обращения взыскания на него. Оспоренные арбитражным управляющим корпоративные решения вполне вероятно являлись составной частью цепочки взаимосвязанных действий должника и его аффилированного лица, направленных на фактическое сохранение актива и утраты возможности погасить за его счет требования кредиторов.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

В определении Верховного суда РФ поставлен ряд вопросов, касающихся реализации арбитражным управляющим корпоративных прав должника, подчеркнула Юлия Иванова.

«В первую очередь, вопрос о возможности оспаривания третьими лицами решений собрания участников хозяйственного общества и требования применения последствий недействительности такого решения. В данном случае арбитражный управляющий, реализуя корпоративные права должника с целью возврата незаконно отчужденного актива, оспаривал решения собрания общества, в котором сам должник не является участником (ООО «Лига НН»). Также представляет интерес порядок исчисления срока исковой давности об оспаривании таких решений, а именно – момент начала течения такого срока. В рассматриваемом деле нижестоящие суды посчитали началом течения такого срока дату, когда арбитражному управляющему стало известно об оспариваемых решениях. Однако не было принято во внимание, что корпоративный контроль должника над обществом был фактически восстановлен гораздо позже и именно восстановление такого контроля давало возможность оспаривать принятые решения», – пояснила она.

Управляющий партнер «Медко Групп» Виталий Медко отметил, что дело, переданное на рассмотрение СКЭС, как минимум, любопытно как для участников банкротных процедур, так и для юристов в сфере корпоративного права.

Примечательно, что комментируемое определение судьи ВС не содержит какой-либо постановки проблемы. Судья Е.Н. Золотова просто передала дело на рассмотрение, не описав, почему это дело требует внимания ВС. Вместе с тем, дело действительно заслуживает внимания. Нижестоящие суды трех инстанций отказались признать недействительными решения единственного участника (тождественного в обоих обществах) Романа Фияксель в ООО «Оптима» и ООО «Лига-НН», которые, по сути, направлены на завуалированное отчуждение активов должника.

Виталий Медко
юрист, управляющий партнер Юридическая фирма Medko Group
«

Интерес для судебной практики, по мнению Виталия Медко, представляют два аспекта.

«Во-первых, довод о возможности (либо невозможности) оспаривания решений участника (участников) корпорации, принятых в период, когда должник в силу недействительных сделок не являлся участником таких корпораций или не мог повлиять на принимаемые решения из-за размытых долей участия в уставном капитале. И, в связи с этим, еще более широкий вопрос – а может ли управляющий оспаривать корпоративные решения, принятые иными юридическими лицами, но прямо или косвенно влияющие на имущество должника и его реализацию в интересах конкурсной массы. Вторым аспектом стоило бы отметить применимость к спорной ситуации доктрины срыва корпоративной вуали. Поскольку принятие единоличным участником решения от имени двух юридических лиц, хотя и носят чисто корпоративный характер, но, по сути, направлены именно на прикрытое за корпоративными процедурами отчуждение недвижимого имущества должника и размытие корпоративного участия должника. Убежден, что нижестоящие суды абсолютно обошли стороной доктрину срыва корпоративной вуали, хотя к ней следовало бы прибегнуть», – отметил он.

Кроме того, суды, по мнению Виталия Медко, не оценили довод заявителя о злоупотреблении должниками правом и применении соответствующих последствий.

«С учетом всего, полагаю, что ВС РФ может направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции», — подытожил он.

По словам к.ю.н., руководителя практики «Сопровождение процедур банкротства и антикризисный консалтинг» юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Давида Кононова, в данном кейсе нижестоящие суды придерживаются мнения о том, что истец не вправе оспаривать решение общества «Лига-НН», так как Ирина Кислюнина не является участником данного общества.

Подход судов, в соответствии с которым правом на подачу искового заявления о признании недействительным решения, принятого участниками общества, обладает только его участник, являвшийся таковым на момент принятия этого решения, может быть пересмотрен. В данном деле ключевую роль может сыграть то обстоятельство, что спор осложнен банкротством должника. Внимание ВС привлек тот факт, что оспоренные сделки, положенные в основу требований управляющего, были заключены между аффилированными лицами: между должником Ириной Кислюниной, являющейся матерью выгодоприобретателя Романа Фиякселя. Таким образом, ВС РФ продолжит тенденцию, согласно которой споры, где отсутствуют экономический смысл и явное противопоставление интересам кредиторов должника, должны сопровождаться более детальным изучением фактуры дела, не ограничиваясь формальным подходом.

Давид Кононов
к.ю.н., руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства и антикризисный консалтинг» Юридическая компания «Лемчик, Крупский и партнеры»
«

Партнер Saveliev, Batanov & Partners Владислав Ганжала отметил, что недавно Верховный суд РФ рассмотрел подобное дело, по которому подтвердил, что финансовый управляющий вправе оспаривать сделки, совершенные не напрямую должником, а обществом, в котором должник является участником (определение от 21.08.2023 № 305-ЭС23-5107, см. статью ВС разрешил АУ оспаривать продажу имущества компанией супруга должника). 

Верховный суд РФ пришел к выводу, что отчуждение обществом своих активов по заниженной цене приводит к уменьшению стоимости доли в его уставном капитале, то есть к уменьшению стоимости имущества должника. Соответственно, такая сделка может быть оспорена на основании статьи 61.1 закона о банкротстве. В новом деле ситуация более простая: 1) доля в уставном капитале принадлежит самой должнице (а не ее супругу, как в ранее рассмотренном деле) и 2) должнице принадлежит 100% доля (а не 50% доля, как в ранее рассмотренном деле). При этом спорная сделка (внесение недвижимости в уставный капитал ООО) совершена при тех же обстоятельствах – конечные владельцы обоих ООО являются родственниками (аффилированными лицами). С учетом ранее рассмотренного дела можно с уверенностью сказать, что Верховный суд РФ по новому делу снова подтвердит, что арбитражный управляющий вправе оспаривать такие сделки. Следует подчеркнуть, что по таким спорам арбитражный управляющий действует не от своего имени, а от имени должника.

Владислав Ганжала
партнер Юридическая фирма Saveliev, Batanov & Partners
«

Владислав Ганжала также отметил, что в новом деле есть и другой интересный вопрос, касающийся срока исковой давности.

«Принимая во внимание, что до нового дела арбитражный управляющий был вынужден инициировать другое дело, направленное на восстановление корпоративного контроля над ООО, из которого было выведено спорное имущество, можно предположить, что Верховный суд РФ сочтет, что срок исковой давности по оспариванию сделки этого ООО начал течь не ранее, чем должник (в лице арбитражного управляющего) восстановил статус единственного участника этого ООО», – пояснил он.

Адвокат, партнер коллегии адвокатов «Смоленка 33» Елена Менде считает, что Верховный суд скорее всего поддержит позицию финансового управляющего и отменит акты нижестоящих судов. 

Это довольно распространенная проблема, как в делах о банкротстве, так и в корпоративных конфликтах в целом, когда для восстановления права необходимо последовательно оспаривать сделки и решения органов управления. Так как далеко не всегда арбитражные суды готовы на обеспечительные меры, потом можно несколько лет «догонять» оппонентов, одновременно борясь с применением норм об исковой давности. В судебной практике имеются примеры, когда недействительными признавались решения по причине злоупотребления правом в ущерб третьих лиц (чаще всего – кредиторов). Например, если решение было принято в условиях корпоративного конфликта и одобряло безвозмездное отчуждение имущества в пользу связанных лиц (дело №А51-12306/2019). Или целью принятия решению было осуществить в минимально возможные сроки прекращение деятельности общества с минимизацией активов, из которых возможно удовлетворение требований кредиторов (дело №А76-7908/2019). Следовательно, конкурсные кредиторы и должник в лице управляющего могут обратиться с иском о признании такой сделки ничтожной, поскольку их права как третьих лиц нарушены.

Елена Менде
партнер Коллегия адвокатов «Смоленка 33»
«

В комментируемом деле, по словам Елены Менде, также поднимается вопрос о том, когда начинает течь срок исковой давности по иску финансового управляющего.

«В частности, может потребоваться дополнительное выяснение обстоятельств, когда у финансового управляющего реально возникла возможность подать соответствующий иск с учетом того, что договор продажи должником доли был оспорен лишь в 2021 году. Позиция, которую займет Верховный суд, может повлиять на судебную практику в части возможности оспаривания решений собраний вследствие введения процедуры банкротства кого-либо из участников. Встречаются акты, в которых суды занимают формальную позицию и указывают на невозможность кредиторов как третьих лиц оспаривать решения собраний органов управления (дело №А40-15278/2021), поэтому разъяснения ВС по данному вопросу скорее всего будут полезны», – подытожила она.

Партнер ProLegals Елена Кравцова считает, что ВС РФ, вероятнее всего, направит дело на новое рассмотрение.  

Имеет место факт уменьшения действительной стоимости доли, принадлежавшей должнику. С учетом позиции, изложенной в определении ВС РФ от 21.08.2023 № 305-ЭС23-5107, о праве финансового управляющего оспаривать корпоративные сделки и решения общества, в котором должник не является участником, заявление финансового управляющего будет удовлетворено. Для признания данных корпоративных решений и сделки недействительными необходимо установить, что данные действия повлекли уменьшение действительной стоимости доли должника либо повлекли иные неблагоприятные последствия для должника. Здесь могут быть два подхода. Первый, математический (финансовый), для него достаточно оценить стоимость иного имущества ООО «Лига-НН», а также соблюдение пропорции 54,19% на 45,81% (стоимость имущества, внесенного ООО «Оптима»). Второй подход связан с правовой позицией, что внесение ликвидного имущества в дочернее общество всегда влечет утрату корпоративного контроля. Для меня остается интригой лишь то, какой из подходов применит ВС РФ. Во втором случае ВС РФ может вынести новое решение без направления дела на новое рассмотрение, удовлетворив заявление. В любом случае, данное дело окажет значимое влияние на судебную практику, предоставив кредиторам дополнительные инструменты для формирования конкурсной массы.

Елена Кравцова
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«

К.э.н., адвокат, советник практики по банкротству АБ «БВМП» Дмитрий Палин отметил, что идея должника, судя по оспариваемым сделкам, заключалась в том, чтобы за счет использования корпоративных механизмов (вхождение взаимозависимых обществ в уставный капитал друг друга) сделать невозможным оспаривание факта выбытия из его собственности активов и тем самым оградить их от притязаний кредиторов. 

То есть налицо такой вид злоупотребления правом как «обход закона» - совершение внешне законных действий, преследующих незаконную цель. Верховный суд, на мой взгляд, несомненно, учтет факт злоупотребления правами со стороны должника, на которые ссылался и арбитражный управляющий, и применит расширительное толкование понятия «сделки», которое используется в процедурах банкротства, что позволит принять решение в пользу истца. Отдельно следует отметить, что итоговый судебный акт по данному спору расширит возможности арбитражного управляющего по формированию конкурсной массы за счет предъявления от имени должника корпоративных исков, связанных с выбытием имущества.

Дмитрий Палин
к.э.н., советник практики по банкротству Адвокатское бюро «БВМП»
«