Ранее нижестоящие суды удовлетворили заявление мажоритарного участника-победителя торгов и признали недействительными заключенный по итогам торгов договор купли-продажи имущества и соглашение о задатке.

В рамках банкротства ООО «Спектр-Мед 1» с торгов было продано принадлежащее должнику движимое и недвижимое имущество. С победителем торгов — ООО «Капитал-Строй» — был заключен договор купли-продажи имущества на сумму 181 млн рублей. Однако мажоритарный участник ООО «Капитал-Строй» Сергей Масалов потребовал в суде признать недействительными договор купли-продажи имущества и соглашение о задатке, а также вернуть «Капитал-Строю» перечисленные в качестве задатка 17,8 млн рублей. Он указал, что сделка была для общества крупной, при этом решение об ее одобрении общим собранием участников не принималось. Кроме того, деньги, которые экс-директор «Капитал-Строя» необоснованно направил в качестве задатка для участия в спорных торгах, были целевыми заемными денежными средствами, которые предполагалось использовать для выполнения подрядных работ. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил заявление Сергея Масалова. Судья ВС Е. Н. Золотова также отказалась передавать в Экономколлегию жалобу конкурсного управляющего «Спектр-Мед 1» и «Промсвязьбанка» (залогового кредитора «Спектр-Мед 1»). КУ «Спектр-Мед 1» и «Промсвязьбанк» пожаловались заместителю председателя Верховного суда И.Л. Подносовой, которая вначале приостановила исполнение актов нижестоящих судов, а потом направила спор в Экономколлегию (дело А08-2604/2022).

Фабула

В рамках банкротства ООО «Спектр-Мед 1» были проведены торги по продаже имущества должника, победителем которых стало ООО «Технологии и Услуги», действовавшее в интересах ООО «Капитал-Строй» в соответствии с агентским договором.

Заявка на участие в торгах была подана агентом, при этом задаток в размере 17,8 млн рублей оплатила сама компания «Капитал-Строй».

По итогам торгов конкурсный управляющий ООО «Спектр-Мед 1» и ООО «Капитал-Строй» подписали договор купли-продажи имущества (сумма сделки составила 181 млн рублей), в том числе находившегося в залоге у «МИнБанка». При этом покупатель расчеты за приобретенное имущество (сверх задатка) не произвел.

Совладелец «Капитал-Строя» Сергей Масалов, владеющий 80% долей в ООО, потребовал в суде признать недействительными договор купли-продажи имущества и соглашение о задатке, а также вернуть «Капитал-Строю» перечисленные в качестве задатка 17,8 млн рублей.

Масалов указал:

решение об одобрении оспариваемой сделки общим собранием участников не принималось,

вопрос об одобрении оспариваемой сделки на общее собрание участников ООО «Капитал-Строй» гендиректором общества не выносился,

об участии ООО «Капитал-Строй» в торгах и приобретении имущества обществом «Спектр-Мед 1» истец узнал из открытых источников и СМИ уже после подписания оспариваемого договора купли-продажи.

Масалов настаивал, что оспариваемая сделка не могла быть одобрена, фактическое исполнение сделки не было возможным, у общества нет и не было средств не только для достройки и введения в эксплуатацию приобретаемых на торгах объектов незавершенного строительства, но и для их оплаты по договору купли-продажи, а внесенный задаток был перечислен за счет заемных средств третьего лица.

Кроме того, деньги, которые бывший директор ООО «Капитал-Строй» необоснованно направил в качестве задатка для целей участия в спорных торгах по приобретению имущества ООО «Спектр-Мед 1», являлись целевыми заемными денежными средствами, которые предполагалось использовать для выполнения подрядных работ.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил заявление Сергея Масалова. Судья ВС Е. Н. Золотова также отказалась передавать в Экономколлегию жалобу конкурсного управляющего «Спектр-Мед 1» и «Промсвязьбанка» (правопреемника «МИнБанка»).

После чего КУ «Спектр-Мед 1» и «Промсвязьбанк» пожаловались заместителю председателя Верховного суда И.Л. Подносовой, которая направила спор в Экономколлегию.

Что решили нижестоящие суды

Оспариваемая сделка является для ООО «Спектр–Мед 1» крупной как по качественному, так и по количественному признаку.

Кроме того, суды учли, что целевой заем, полученный «Капитал-Строем» для выполнения подрядных работ, был необоснованно с нарушением корпоративных процедур направлен директором ООО «Капитал-Строй» в качестве задатка для участия в торгах, что причинило ущерб обществу и не являлось волей Сергея Масалова как мажоритарного участника ООО «Капитал-Строй».

При этом соглашение о задатке не может подлежать отдельной правовой квалификации без наличия факта заключения оспариваемого договора. При едином субъектном составе соглашение о задатке и договор купли-продажи являются взаимосвязанными сделками, направленными на достижение единого правового и фактического результата.

Заключение бывшим директором истца оспариваемой сделки причинило ООО «Капитал-Строй» и Масалову существенный материальный ущерб, возмещение которого возможно только лишь вследствие признания данной сделки недействительной и применения последствий ее недействительности. 

Что думают заявители

Конкурсный управляющий общества «Спектр-Мед 1» и банк указывают, что крупная сделка, заключенная без согласия на ее совершение, может быть признана недействительной, только если другая сторона знала или заведомо должна была знать о ее крупном характере или отсутствии согласия на ее совершение. Однако подтверждений подобной осведомленности конкурсного управляющего не имеется.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Е. Н. Золотова, отказывая в передаче жалобы в СКЭС, сослалась на позицию нижестоящих судов о том, что договор купли-продажи и соглашение о задатке взаимосвязаны, отвечали критериям крупной сделки, не получили необходимого корпоративного одобрения, а также являлись неисполнимыми и убыточным для «Капитал-Строй».

Заявители утверждают, что согласно положениям статьи 110 закона о банкротстве организатор торгов не вправе запрашивать от участников торгов дополнительные документы, в том числе о корпоративном одобрении крупной сделки. Необходимость проверки финансового состояния участника торгов приведет к произвольному отказу в принятии заявок. Короткие сроки принятия решений по заявкам несопоставимы со временем, требуемым для проведения такой проверки. 

КУ «Спектр-Мед 1» и «Промсвязьбанк» пожаловались заместителю председателя Верховного суда И.Л. Подносовой, которая направила спор в Экономколлегию, сославшись на вывод о наличии оснований для удовлетворения жалоб. 

Почему это важно

По словам арбитражного управляющего Павла Замалаева, первое, что хотелось бы отметить, так это шикарное, на 29 листах определение судьи Арбитражного суда Белгородской области Оксаны Ивановны Пономаревой. 

Забегая вперед, с огромным сожалением можно констатировать его будущую отмену коллегией по экономическим спорам, с учетом передачи дела на рассмотрение заместителем председателя ВС РФ. В определении о передаче прямо указано, что председатель СКЭС пришла к выводу о наличии оснований для удовлетворения жалоб. На мой взгляд, недопустимая и некорректная формулировка, которая может быть истолкована как предопределяющая исход дела. Возвращаясь к сути спора и возможному влиянию будущего определения на судебную практику, отмечу, что с высокой степенью вероятности такое влияние будет незначительным и судебный акт экономической коллегии станет применением права ad hoc.

Павел Замалаев
основатель Проект #БАНКРОТСТВОПОЧЕСТНОМУ
«

Основной довод кассаторов, который председатель Экономколлегии посчитала заслуживающим внимания, пояснил Павел Замалаев, сводится к тому, что крупная сделка, заключенная без согласия на ее совершение, может быть признана недействительной, только если другая сторона знала или заведомо должна была знать о ее крупном характере или отсутствии согласия на ее совершение.

«Как утверждают кассаторы, подтверждений подобной осведомленности конкурсного управляющего не имеется. Довод кассаторов о том, что организатор торгов не вправе запрашивать от участников торгов дополнительные документы, действительно основан на буквальном толковании требований ст.110 закона о банкротстве, вместе с тем, запросить одобрение участника на заключение крупной сделки мог и должен был конкурсный управляющий должника при заключении договора купли-продажи. В отсутствие такого одобрения оснований для заключения договора, на мой взгляд, у конкурсного управляющего не имелось.

Суды разошлись с председателем СКЭС в понимании того, что оспаривается, подчеркнул Павел Замалаев.

«Последний исходит из того, что истец обособленно оспаривал договор задатка, суд первой инстанции и поддержавшие его суды вышестоящих инстанций, включая судью ВС РФ, — пришли к выводу о том, что договор купли-продажи и договор задатка — взаимосвязанные сделки, которые совместно и оспаривает истец. Повторю свой прогноз — с вероятностью, стремящейся к 100%, решения нижестоящих судов будут отменены, с вынесением формального решения о том, что, заключая договор задатка, конкурсный управляющий не должен был проверять наличие корпоративного одобрения на заключение соответствующего договора, следовательно — сделка не подлежит признанию недействительной, а задаток возврату», — подытожил он.

По словам юриста компании «Оргторг» Егора Муравьева, Верховный суд в своих позициях ранее подчеркивал, что добросовестность сторон презюмируется в гражданско-правовых отношениях. 

Наложение обязанности на конкурсного управляющего по проверке крупности сделки для каждого участника торгов уже приведет к тому, что конкурсный управляющий будет нарушать законодательство о банкротстве. В случае недопуска участника только по причине отсутствия решения об одобрении крупной сделки конкурсный управляющий, в нарушение законодательства о банкротстве, неправомерно отклоняет участника, предоставившего необходимые документы в соответствии со 110-ой статьей закона о банкротстве. Предполагаю, что Верховный суд займет правильную позицию и отменит решения нижестоящих инстанций для противодействия появлению неправомерных схем по отмене торгов.

Егор Муравьев
юрист Организатор торгов «Оргторг»
«

Исполнительный директор Союза Организаторов Торгов Денис Ершов отметил, что, во-первых, нужно отдать должное настойчивости конкурсного управляющего, который после отказа в передаче дела на рассмотрение в судебном заседании СКЭС не опустил руки и продолжил борьбу в столь резонансном деле, от результатов рассмотрения которого зависит дальнейшая стабильность торгов в банкротстве.

Во-вторых, важным значением обладает то обстоятельство, что заместитель Председателя ВС РФ — председатель СКЭС согласилась с доводами жалобы конкурсного управляющего о приоритете норм законодательства о банкротстве над нормами корпоративного права, в частности, ст. 46 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», регулирующего вопросы совершения и одобрения крупных сделок. Анализируя доводы заместителя Председателя ВС РФ, изложенные в Определении, представляется, что Верховный суд РФ устранит ошибку в применении и толковании норм действующего законодательства, допущенную нижестоящими судами, поскольку в абз. 19 п. 11 ст. 110 закона о банкротстве в императивной форме указано о недопустимости требовать от заявителя иные документы и сведения, за исключением документов и сведений, указанных в законе. При этом закон также не содержит требований в части проверки организатором торгов на наличие признаков крупной сделки, а также не содержит последствий выявления указанных признаков в виде возможности отказа заявителю в участии в торгах. Представители профессионального сообщества с нетерпением ждут рассмотрения данного дела и надеются, что ВС РФ наконец поставит логическую точку в этом резонансном деле.

Денис Ершов
к.ю.н., управляющий партнер Организатор торгов «Доброторг»
«

Исполнительный директор ЭТП «Центр дистанционных торгов» Тимур Насретдинов отметил, что в судах и УФАС не сложилось единой позиции по данному вопросу. 

Полагаю более целесообразным и логичным решением в данном случае не признавать торги недействительными и не возвращать задаток. В пользу данного решения говорит общеправовой принцип lex specialis derogat generali (специальный закон вытесняет общий закон). Так, в специальных нормах закона о банкротстве у организатора торгов нет права требовать одобрении сделки, а отказ в приеме заявки без такого документа могут признать незаконным, если это не прописано в сообщении о проведении торгов. Разрешение данного спора в ту или иную сторону довольно сильно повлияет на дальнейшие споры. В случае оспаривания торгов, возможно, это вынудит организаторов торгов прописывать в сообщении о проведении торгов документ об одобрении сделки, дабы защититься от злоупотребления правом.

Тимур Насретдинов
исполнительный директор Электронная торговая площадка «Центр Дистанционных Торгов» (ЦДТ)
«