Отказываясь применять последствия недействительности сделок, суды сослались на ответ уполномоченного органа Турецкой Республики, согласно которому продавец в торговом реестре не значится.

В рамках банкротства ООО «ПромОборудование» конкурсный управляющий оспорил 50 договоров купли-продажи недвижимости, которые должник заключил с турецкой компанией Tehnologia LTD. STI. По этим договорам ООО «ПромОборудование» перечислило продавцу 24,6 млн долларов, однако недвижимость в Турции покупателю так и не досталась. Суды трех инстанций признали договоры купли-продажи недействительными сделками, но отказались применять последствия недействительности сделок. Суды сослались на ответ уполномоченного органа Турецкой Республики, согласно которому компания Tehnologia LTD. STI. в торговом реестре не значится. КУ ООО «ПромОборудование» пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 21 августа (дело А41-15848/2017).

Фабула

ООО «ПромОборудование» было признано банкротом. При этом конкурсный управляющий, разыскивая активы должника, получил от Сбербанка сведения о заключении ООО «ПромОборудование» (покупателем) и компанией Tehnologia LTD. STI. (продавцом) 50-ти договоров купли-продажи недвижимого имущества, предметом которых является продажа должнику расположенных в турецкой Анталии объектов недвижимости (апартаментов). В договорах было указано, что компания Tehnologia LTD. STI.является собственником этой недвижимости.

В счет оплаты по договорам за период с 01.12.2014 по 10.03.2015 года с расчетного счета ООО «ПромОборудование» в пользу продавца было перечислено 24,6 млн долларов.

Однако компания Tehnologia LTD. STI. свои обязательства по договорам не исполнила, так и не передав недвижимость ООО «ПромОборудование». При этом доказательства того, что спорные деньги были перечислены компании Tehnologia LTD. STI. с соответствующим назначением платежа в счет приобретения у последней недвижимого имущества, отсутствуют.

Конкурсный управляющий потребовал в суде признать спорные договоры и перечисления 24,6 млн долларов недействительными, а также применить последствия недействительности сделок.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, при новом рассмотрении удовлетворил заявление КУ частично, признав сделки недействительными, но отказал в применении последствий недействительности сделок.

КУ ООО «ПромОборудование» пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 21 августа 2023 года.

Что решили нижестоящие суды

Признавая договоры недействительными, суды исходили из совершения сделок заинтересованными лицами без встречного исполнения, направленными на вывод наиболее ликвидного имущества из конкурсной массы должника и причинение вреда имущественным правам его кредиторов.

Отказывая в удовлетворении заявления в части применения последствий недействительности сделок, суды сослались на ответ уполномоченного органа Турецкой Республики, согласно которому компания Tehnologia LTD. STI. в торговом реестре не значится.

Что думает заявитель

КУ, в том числе, обращает внимание на непринятие судами достаточных мер по содействию в получении сведений о компании Tehnologia LTD. STI. и ее конечных бенефициарах. Заявленное суду в связи с невозможностью самостоятельного получения необходимой информации соответствующее ходатайство оставлено без удовлетворения, что воспрепятствовало всестороннему и полному исследованию обстоятельств спора.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Д.В. Капкаев счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Почему это важно

По словам старшего юриста по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Валерии Тихоновой, Верховный суд РФ неоднократно указывал, что приоритетной задачей института банкротства является справедливое и пропорциональное погашение требований кредиторов. 

Оспаривание сделок, в первую очередь, должно быть нацелено на достижение данной цели, а не на декларативную фиксацию неправомерности действий контролирующих должника лиц. В конце концов, такая оценка действий КДЛ может быть дана и в споре о их привлечении к субсидиарной ответственности, а оспаривание сделок предполагает, в первую очередь, наполнение конкурсной массы за счет возврата неправомерно выбывшего (или излишне, в преимущественном порядке исполненного). В комментируемом споре результат как раз был достигнут декларативный: суды признали договоры и платежи недействительными сделками, но от дальнейшего расследования ситуации воздержались. Представляется, что Верховный Суд РФ укажет на недопустимость такого «половинчатого» решения и зафиксирует правило о необходимости всесторонней помощи заявителю по установлению бенефициаров оспоренных сделок. Установление таких конечных получателей выгоды от сделки может оказать положительный эффект на наполнение конкурсной массы как напрямую, так и косвенно: от предоставления возможности оспаривания цепочки сделок с применением соответствующих последствий недействительности в отношении последнего «звена» до раскрытия теневого бенефициара самого должника и его активов.

Валерия Тихонова
руководитель проектов Банкротного направления Юридическая компания VEGAS LEX
«

Старший партнер юридической компании «Каминский, Степанов и Партнеры» Кирилл Степанов отметил, что в последнее время мы наблюдаем тенденцию на неформальное рассмотрение вопроса, кто являлся бенефициаром. 

Бенефициаром должника или, в частности здесь, бенефициаром сделки, по которой деньги сторона получила, а недвижимое имущество не передала. С очень высокой степенью вероятности ВС отменит нижестоящие акты и отправить дело на новое рассмотрение. И укажет, что необходимо посодействовать заявителю в том, чтобы выявить конечного бенефициара. И, возможно, в той ситуации, когда его выявят, можно будет применить последствия недействительности сделки и пополнить таким образом конкурсную массу.

Кирилл Степанов
юрист, старший партнер Юридическая компания Kaminskiy, Stepanov & Partners (Каминский, Степанов и партнеры)
«

Партнер, руководитель практики банкротства Инфралекс, адвокат Станислав Петров полагает, что Верховный суд признает преждевременным прекращение производства по спору в части применения последствий недействительности сделок должника в отношении иностранного контрагента в связи с его ликвидацией.

Ответ иностранного органа юстиции об отсутствии данных о компании в торговом реестре не означает, что такая организация ликвидирована. Как минимум, суд должен направить уточняющий запрос с целью установления возможного изменения названия компании или ее реорганизации. К тому же, невозможность предъявить требование за рубежом не лишает возможности обратить взыскание на ее имущество на территории России или привлечь к ответственности фактических выгодоприобретателей сделки. С учетом того, что в связи со спорными платежами возбуждено уголовное дело, суд должен был оценить сделку как ничтожную (ст. 10, 168 ГК РФ). В этом случае даже ликвидация иностранной компании не препятствует применению последствий ничтожности совершенной сделки (Постановление АС Уральского округа от 18.10.2018 № Ф09-5061/16).

Станислав Петров
адвокат, партнер, руководитель практики банкротства Юридическая фирма «Инфралекс»
«

По словам старшего юриста VERBA Legal, адвоката Евгения Мишина, ВС РФ неоднократно указывал, что оспаривание сделки в банкротстве направлено, в первую очередь, на реализацию материально-правового интереса, заключающегося в пополнении конкурсной массы, а не просто в констатации факта недействительности сделки (например, см. Определение № 305-ЭС20-17023 (5) от 26.12.2022). 

В рассматриваемом случае суды не учли эту позицию и пришли к явно непоследовательному выводу о невозможности применения реституции при сохранении вывода в части признания сделок недействительными. Любопытно, что высшая судебная инстанция недавно уже рассматривала похожую ситуацию (Определение № 308-ЭС22-19141(3) от 24.03.2023, см. статью ВС защитил кредиторов в ситуации отсутствия у стороны оспариваемой сделки наследников). В указанном деле нижестоящие суды признали недействительной сделку, совершенную с физическим лицом, но отказали в применении реституции по причине смерти ответчика. Отправляя дело на новое рассмотрение, ВС РФ признал такой вывод ошибочным и указал, что суды должны либо установить круг наследников ответчика, либо прекратить производство по спору полностью. Полагаю, что аналогичный подход, с поправкой на то, что контрагент по недействительной сделке является юридическим лицом, будет применен и в рассматриваемом деле.

Евгений Мишин
старший юрист, адвокат Юридическая фирма VERBA Legal
«

По словам Евгения Мишина, из оспариваемых судебных актов не ясно, по каким причинам сведения об ответчике отсутствуют в торговом реестре Турции: ликвидирован ли он или имеет место смена наименования и/или адреса.

«Однако, ни одно из указанных обстоятельств однозначно не свидетельствует о невозможности возврата необоснованно перечисленных денежных средств. Так, даже в случае ликвидации у турецкой компании могли остаться правопреемники и/или ее имущество могло быть передано ее участникам в порядке распределения ликвидационной квоты. Соответственно, ВС РФ, вероятно, посчитает преждевременным вывод нижестоящих судов о невозможности применения реституции без получения исчерпывающих сведений о статусе ответчика. Дополнительно, ВС РФ может указать, например, на возможность в порядке Гаагской конвенции от 18.03.1970 года запросить посредством судебного поручения компетентный орган Турции о получении доказательств в отношении дальнейшего движения спорных денежных средств. При получении соответствующих сведений конкурсный управляющий сможет уточнить требования и взыскать денежные средства с фактического бенефициара оспариваемых сделок», – отметил он.

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юридической фирмы Арбитраж.ру Артема Комсюкова, Верховный суд РФ отменит обжалуемые судебные акты и направит дело на новое рассмотрение для целей устранения нарушений.

Так, суд обязан содействовать стороне в получении доказательства, если сторона лишена возможности такого получения самостоятельно. Как видно из рассматриваемого определения, конкурсный управляющий заявил соответствующее ходатайство, но суд первой инстанции не удовлетворил его. По опыту знаю, что самостоятельно без помощи суда либо невозможно, либо дорого и долго получать любую информацию о юрлицах из других государств. В подобных случаях, я считаю, судам не стоит подходить формально к вопросам истребования доказательств, то есть в оказании содействия в их получении, поскольку в целях процессуальной экономии нет смысла совершать самостоятельно действия для получения таких доказательств по причине их безусловной безрезультатности.

Артем Комсюков
юрист, руководитель офиса г. Екатеринбург BFL | Арбитраж.ру
«

Управляющий партнер АВЕРТА ГРУПП Алексей Шаров отметил, что вопрос об оспаривании сделок должника, совершенных с ликвидированным контрагентом, всегда довольно остро стоял на повестке российского правоприменения. 

В комментируемом определении ситуация осложнена и тем, что оспариваемая сделка совершена с иностранной компанией. По общему правилу, ликвидация компании-ответчика является основанием для прекращения производства по делу (п. 5 ст. 150 АПК РФ), однако такое положение вещей открывает «лазейку» для недобросовестных должников и их бенефициаров, которые могут попытаться «спрятать» вывод активов за процедурой ликвидации. Ранее, как ответ на обозначенную проблему, в судебной практике сформировался подход, согласно которому ничтожные сделки недействительны с момента их совершения независимо от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 ГК), а, следовательно, ликвидация одной из сторон не может служить основанием для прекращения производства по делу. При этом в подобных спорах управляющий вправе требовать констатации недействительности ничтожной сделки, но не применения ее последствий в виде реституции. Заявление требований о констатации недействительности ничтожной сделки с ликвидированной компанией может иметь большое значение в случае, если ее бенефициары являются КДЛ должника или уже были включены в реестр требований кредиторов. Именно на это указывал управляющий в кассационной жалобе. По всей видимости, именно этому ВС РФ уделит основное внимание при рассмотрении спора.

Алексей Шаров
управляющий партнер Консалтинговая компания «АВЕРТА ГРУПП»
«

По мнению Алексея Шарова, вряд ли позиция высшей инстанции в части отказа в применении последствий недействительности сделки будет отличаться от выводов нижестоящих судов. «Тем не менее, ВС РФ может ориентировать суды оказывать всестороннюю поддержку заявителям в подобных спорах в части получения информации о конечных бенефициарах таких сделок», — пояснил он.

Управляющий партнер адвокатского бюро «БВМП», адвокат, к.ю.н. Андрей Бежан отметил, что в данном деле мы видим интерес ВС РФ к вопросу о возврате денежных средств, выведенных должником на территорию иностранной юрисдикции. 

Полагаю высоковероятным направление дела на новое рассмотрение, чтобы нижестоящие суды исследовали вопрос о порядке применения реституции с учетом особенностей совершенной операции. В данном случае судам и стороне необходимо будет обосновать саму возможность применения реституции с учетом того, что ответчик по делу не зарегистрирован в торговом реестре Турции: пояснить, что это значит для правопорядка Республики Турции, каким образом регулируется вопрос ответственности юридических лиц на территории данной юрисдикции, возможность приведения в исполнение судебного акта российского суда на территории страны, и иные вопросы. Фиксация такой практики может стать определенным указателем в плане порядка действий судов при рассмотрении вопроса о возврате средств (применении реституции), выведенных должниками на территории иностранных юрисдикций по подозрительным сделкам.

Андрей Бежан
к.ю.н., управляющий партнер Адвокатское бюро «БВМП»
«

Адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро Москвы «РИ-консалтинг» Елена Гладышева отметила, что передавая спор на рассмотрение судебной коллегии, ВС РФ указал на заслуживающие внимание обстоятельства непринятия судами достаточных мер по содействию конкурсному управляющему в получении сведений об иностранном контрагенте должника по оспариваемой сделке и его конечных бенефициарах.

Полагаю, данные обстоятельства касаются исключительно процессуального нарушения при рассмотрении спора в части отказа судом конкурсному управляющему в удовлетворении ходатайства о содействии в истребовании доказательств. Учитывая фабулу спора, ВС РФ, вероятнее всего, направит спор на новое рассмотрение с указанием судам на необходимость истребовать указанные конкурсным управляющим сведения. При этом рассмотрение данного спора в ВС РФ вряд ли повлияет на сложившуюся судебную практику, поскольку касается разрешения конкретной спорной ситуации (объема истребуемых сведений о контрагенте должника) и не констатирует нарушение нижестоящими судами материально-правовых норм.

Елена Гладышева
адвокат, управляющий партнер Адвокатское бюро «РИ-консалтинг»
«

По словам старшего юриста коллегии адвокатов «Регионсервис», адвоката Олега Панчишина, основанием для передачи дела на рассмотрение Экономколлегии стал тот факт, что нижестоящие суды допустили рассмотрение требования о применении последствий недействительности сделки, не исследовав все имеющие значение для дела обстоятельства, не установив лиц, чьи права и законные интересы могут быть затронуты вынесенным определением, одновременно признав оспариваемые сделки недействительными.

В такой ситуации само по себе признание сделок недействительными никоим образом не приводит должника и, в конечном итоге, его кредиторов к восстановлению нарушенных прав. Так, суд первой инстанции вынес определение, основываясь лишь на ответе из Главного управления по внешним связям и делам ЕС Министерства юстиции Турции о том, что в настоящее время в отношении компании – ответчика сведения в торговом реестре отсутствуют. Однако, как, на мой взгляд, обоснованно обращает внимание вышестоящей инстанции конкурсный управляющий, нижестоящие суды не обеспечили получения сведений об указанной иностранной компании, ее судьбе и ее конечных бенефициарах, которые, возможно, также должны были бы быть привлечены к участию в рассмотрении обособленного спора. С учетом изложенного, есть вероятность того, что нижестоящие акты будут отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции для выполнения действий, направленных на содействие конкурсному управляющему в получении всех необходимых сведений, имеющих отношение к компании – ответчику. На судебную практику это может повлиять как повод к тому, что суды будут уделять большее внимание ходатайствам участвующих в деле лиц об истребовании доказательств, в том числе и из иностранных юрисдикций.

Олег Панчишин
старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов отметил, что ВС РФ в определении выделил главное — КУ считает, что не исследованы фактические обстоятельства и не получена вся необходимая информация для правильного разрешения спора. 

Доводы КУ заслуживают внимания с учетом трансграничного характера спора и наличия объективных затруднений в выяснении объективной информации. Ввиду того, что в настоящее время Турция достаточно лояльно относится к официальным запросам со стороны РФ, с большой долей вероятности ВС РФ направит дело на новое рассмотрение с поручением установления фактов бенефициарного владения продавцом.

Артем Денисов
к.ю.н., управляющий партнер Юридическая компания «Генезис»
«