Нижестоящие суды будут активно ссылаться на позицию высшей судебной инстанции по делам группы компаний «IDS Group» при рассмотрении аналогичных споров, отмечают юристы.

Компания «МТК» перечислила по договору поставки входившей с ней в одну группу лиц компании НУБР 30 млн рублей. В рамках банкротства «МТК» суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил на основании ст. 61.3 и 61.4 закона о банкротстве заявление конкурсного управляющего о недействительности платежей, применив последствия недействительности сделок. ВТБ пожаловался в Верховный суд, подчеркивая, что применение последствий недействительности сделок приведет не к пополнению конкурсной массы, а к включению в реестр фиктивных требований и уменьшению доли независимых кредиторов. Экономколлегия отменила акты нижестоящих судов и направила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-304889/2019).

Фабула

В октябре 2017 года ООО «Новоуренгойское Управление Буровых Работ» (НУБР) и ООО «МТК» заключили договор поставки. В июле 2019 года «МТК» перечислил НУБР 30 млн рублей.

В рамках банкротства «МТК» конкурсный управляющий потребовал в суде признать перечисления должника в пользу НУБР на сумму 30 млн рублей недействительными сделками.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил заявление КУ, применив последствия недействительности сделок. После чего банк ВТБ пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 1 февраля 2024 года. Также ВС решил рассмотреть еще три аналогичные жалобы ВТБ по другим сделкам структур «IDS Group» (12 и 3).

Что решили нижестоящие суды

Суды руководствовались статьями 61.3 и 61.4 закона о банкротстве и исходили из того, что оспариваемые платежи совершены аффилированными лицами за пределами обычной хозяйственной деятельности с получением преимущественного удовлетворения требований НУБР перед иными кредиторами должника. Применены последствия недействительности сделок в виде взыскания с НУБР указанной суммы.

Что думает заявитель

ВТБ ссылается на то, что суды не рассмотрели, в том числе, его доводы о транзитном характере платежей внутри группы компаний, в которую входят «МТК» и НУБР, и о том, что оспариваемый платеж является частью этого замкнутого оборота денежных средств.

По мнению банка, применение последствий недействительности таких сделок приведет не к пополнению конкурсной массы, а к включению в реестр фиктивных требований и уменьшению доли независимых кредиторов.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Д.В. Капкаев счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Участвующими в деле лицами не оспаривается, что в группу компаний «IDS Group», контролируемой Дулгеру и Гаджиевым, входило несколько юридических лиц. Данная группа оказывала крупным российским нефтедобывающим предприятиям комплексные услуги в сфере создания и эксплуатации скважин. При этом каждая из организаций, входящих в группу, выполняла те или иные специализированные функции.

В целом реальность внутригрупповых договорных отношений, в том числе тех, в рамках которых произведен оспариваемый платеж, конкурсными управляющими «МТК» и НУБРом, ФНС и иными заинтересованными лицами не отрицалась. Документы, прямо либо опосредованно указывающие на то, что движение денежных потоков внутри группы имело признаки искусственного перераспределения получаемой из внешних источников выручки на одного члена группы («центр прибыли») с одновременным отнесением основных издержек на других членов группы («центр убытков») или на иные признаки недобросовестности, не представлялись.

Банк ВТБ, в свою очередь, подтвердил оказание членами группы друг другу услуг и выполнения работ. Как пояснил в судебном заседании представитель банка, при наличии большого числа внутригрупповых транзакций для независимого кредитора не очевидно, соответствовало ли в полной мере совокупное неденежное предоставление со стороны одного члена группы — исполнителя услуг (подрядчика) общей сумме всего финансирования, полученного им за эти услуги, работы.

Поскольку минимально необходимые доказательства, ставящие под сомнение реальность спорных отношений, не представлены, указанные отношения, по мнению ВС, не могли быть квалифицированы в качестве мнимых (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса, пункт 1 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденного Президиумом ВС 29.01.2020).

Переплата по договору (при ее наличии) сама по себе не свидетельствует о недействительности соответствующей расчетной операции.

Достаточных оснований для признания оспариваемого платежа недействительным как операции, совершенной в обход требований независимых кредиторов и направленной на изъятие компенсационного финансирования, предоставленного ранее (пункт 2 статьи 61.2 закона о банкротстве), также не усматривается.

Анализируемая группа компаний не являлась искусственно раздробленным на самостоятельные организации образованием. Ее разделение на отдельные юрлица основано на функциональном распределении обязанностей. В ситуации, когда члены такой группы действуют скоординировано для достижения единой бизнес-цели, имущественный кризис (при его возникновении) охватывает, как правило, всех участников группы.

В таком случае не исключается возможность создания бенефициарами группы условий для максимально возможного погашения обязательств, возникших из отношений по предоставлению компенсационного финансирования (изъятию этого финансирования) в ущерб независимым кредиторам, то есть переложения риска утраты компенсационного финансирования на последних, что противоречит требованиям пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве, пояснила Экономколлегия.

Однако подобное перераспределение риска в сложноструктурированной группе невозможно без перенаправления финансовых потоков таким образом, чтобы в итоге часть общей выручки этой группы аккумулировалась у определенного лица, фактически изымающего назад компенсационное финансирование в интересах бенефициаров.

Следовательно, по общему правилу, из содержания одной исходящей расчетной операции при наличии других (входящих) операций невозможно понять, является ли первая частью незаконного плана по изъятию финансирования или нет. Для ответа на поставленный вопрос необходимо проанализировать внутригрупповые отношения комплексно, что не сделано.

При этом участвующими в деле лицами не оспаривается, что в день совершения обществом «МТК» спорной операции по перечислению НУБРу 30 млн рублей оно само получило от последнего свыше 88 млн рублей. Это означает, что в отношении «МТК» продолжали осуществляться входящие и исходящие платежи, что не позволяет квалифицировать действия бенефициаров группы как нацеленные на неправомерное перераспределение финансовых потоков (в отсутствие доказательств превышения общей суммы исходящих платежей над общей суммой входящих внутригрупповых перечислений).

Рассматривая вопрос о наличии у оспариваемой операции признаков предпочтительности, суды ошибочно не включили в предмет доказывания обстоятельства, касающиеся установление платежей, совершенных членами группы в пользу «МТК».

Поскольку ситуация имущественного кризиса возникла у группы компаний в целом, ее члены стали отвечать признакам объективного банкротства практически одновременно. При этом на протяжении еще какого-то периода они продолжали осуществлять хозяйственную деятельность, пытаясь выйти из кризиса, и, соответственно, оказывали услуги, выполняли работы, проводили внутригрупповые платежи.

В таких условиях любое перечисление денежных средств одним членом группы другому, совершенное в шестимесячный период, указанный в пункте 3 статьи 61.3 закона о банкротстве, на первый взгляд, свидетельствует об оказании предпочтения.

Однако если после одной расходной операции по оплате внутригрупповых услуг, приведшей к формальному предпочтительному получению исполнителем (членом группы) денежных средств заказчика (другого члена этой же группы), совершается последующая операция, по которой на счет того же заказчика поступает денежная сумма из внутригруппового источника, пополняющая конкурсную массу данного заказчика, то предпочтение устраняется на сумму, полученную по второй операции.

Такой вывод вытекает из смысла статьи 61.7 закона о банкротстве, согласно которой суд может отказать в признании сделки недействительной в случае, если приобретатель по оспариваемой сделке вернул все исполненное в конкурсную массу, пояснил ВС.

Следовательно, сумму, полученную НУБРом с предпочтением, надлежало исчислять исходя из анализа совокупности внутригрупповых операций по списанию средств со счета «МТК» и зачислению на этот счет. Бремя доказывания образования предпочтения в соответствии с приведенной методикой расчета лежит на оспаривающем расчетную операцию лице (статья 65 АПК).

При ином подходе результатом тотального оспаривания, не учитывающего суть сложившихся отношений, станет лишь увеличение взаимных требований «МТК», нубра и иных членов группы друг к другу.

Такое оспаривание не приведет к реальному пополнению имущественной сферы входящих в группу лиц. Фактически оно повлечет уменьшение доли независимых кредиторов в реестрах и повысит издержки конкурсных масс, связанных с проведением судебных процедур по заявлениям о признании операций недействительными, об очередности погашения реституционных требований аффилированных лиц и т.д., подытожил ВС.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и направил этот спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а также еще три спора (1, 2 и 3) по аналогичным жалобам ВТБ по другим сделкам группы.

При новом рассмотрении спора суду следует учесть изложенное, предложив конкурсному управляющему подтвердить сумму предпочтительного удовлетворения на основе анализа всех внутригрупповых транзакций, совершенных в шестимесячный период, предусмотренный пунктом 3 статьи 61.3 закона о банкротстве.

Почему это важно

Дарья Иванова, ведущий юрист МГКА Бюро адвокатов «Де-юре», эксперт комиссии по несостоятельности и реструктуризации СМЮ МО Ассоциации юристов России, отметила, что оспаривание внутригрупповых платежей — зачастую формально совершаемое управляющим действие лишь по той причине, что на конкурсного управляющего возлагается обязанность по совершению действий, направленных на формирование конкурсной массы предусмотренными законом о банкротстве способами.

Формальность такого действия проявляется как раз в том, что реальное исполнение судебного акта о признании платежа недействительным приведет лишь к включению требования в реестр требований кредиторов должника-члена группы, в пользу которого совершен платеж, но не к реальному формированию конкурсной массы. По этой причине Верховный суд РФ указывает на необходимость исследования, в том числе, внутригрупповых отношений при конкурсном оспаривании сделок между членами предпринимательской группы, а также на распределение денежных потоков между группой, поскольку совершение отдельного платежа в условиях получения на расчетный счет должника денежных средств, превышающих размер спорного платежа, не влечет за собой возможности квалификации сделки как подлежащей оспариванию. Однако в этом случае возникает вопрос, как платеж на счет должника отразился на имущественном состоянии плательщика-члена группы компаний, выступающего должником в другом, самостоятельном, деле о банкротстве.

Дарья Иванова
старший юрист практики банкротства Бюро адвокатов «Де-юре»
«

Тем не менее, подчеркнула Дарья Иванова, ввиду отсутствия законодательного урегулирования банкротства предпринимательской группы на правоприменительную практику соответствующая позиция Верховного суда РФ окажет существенное значение, поскольку иного источника для формирования критериев, по которым возможно конкурсное оспаривание внутригрупповых сделок, в настоящее время нет.

Комплексный подход к оспариванию внутригрупповых платежей является значительным прогрессом в судебной практике. Анализ структуры взаимоотношений внутри группы, цепочек перемещения товаров и денежных средств, а также функциональной взаимосвязи компаний группы требуют значительных ресурсов. Выдергивание и оспаривание отдельных платежей значительно проще. Однако это нарушает равновесие в части соблюдения прав и законных интересов кредиторов каждого должника. Нередко длительные цепочки платежей преследуют единую цель и осуществлялись по единому мотиву. В таких случаях рассмотрение отдельного элемента цепочки необоснованно, поскольку не позволяет прийти к верным выводам. Судебные решения ВС РФ приветствую. Думаю, они положат начало формирования иного подхода к оспариванию сделок в рамках группы компаний. От всех участвующих лиц это потребует более пристального внимания к процессам, поскольку доказательственная база в них (в том числе в части экономической целесообразности, мотивов и общей направленности сделок) будет иметь большое значение.

Елена Кравцова
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«

Верховный суд в комментируемых делах развивает позицию о недопустимости тотального оспаривания внутригрупповых платежей. Если поощрять тотальное отпаривание всех платежей, то получится такая ситуация, что в деле каждого участника группы будут оспаривать каждый внутригрупповой платеж и по каждому платежу будет произведена реституция. По результатам такого оспаривания мы получим ситуацию, когда каждый участник группы должен осуществить возврат всех полученных платежей другим участникам группы в рамках реституции. Экономколлегия поэтому предлагает такой подход, что оспариванию подлежат только те платежи, которые не перекрываются последующими поступлениями в пользу должника. Это правильно как с точки зрения ст. 61.7 закона о банкротстве, так и с точки зрения отсутствия причиненного вреда кредиторам. Я выступаю против тотального оспаривания, поскольку конкурсное оспаривание направлено на возмещение кредиторам реально причиненного вреда, а не на оспаривание всех сделок должника.

Максим Саликов
партнер Юридическая фирма UNIO law firm
«

Юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Ксения Мелешина считает, что нижестоящие суды будут активно ссылаться на позицию высшей судебной инстанции по делам группы компаний «IDS Group» при рассмотрении аналогичных споров. 

Верховный суд сформулировал достаточно подробную инструкцию о том, как оценивать сделки между участниками одной группы, которые формально попадают под признаки предпочтения. Внутригрупповые отношения необходимо анализировать комплексно: следует установить все входящие и исходящие платежи должника, которые были проведены в процессе производства. И только если сумма исходящих платежей превысит сумму входящих внутригрупповых перечислений, можно сделать вывод о недействительности сделки. Таким образом при рассмотрении аналогичных споров суды должны оценить: совершался ли оспариваемый платеж в целях вывода активов контролирующими группу лицами из одной компании в другую, или он был обусловлен многосторонним взаимным движением активов для ведения производственной деятельности группой компаний. Иной формальный подход по оценке одного платежа в отрыве от иных связанных с ним операций привел бы лишь к увеличению взаимных требований участников группы компаний.

Ксения Мелешина
юрист Правовое бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»
«

При этом, пояснила Ксения Мелешина, Верховный суд отметил, что сформированная по данным спорам позиция, по сути, представляет собой частный случай общего правила: суд может отказать в признании сделки недействительной в случае, если приобретатель по оспариваемой сделке вернул все исполненное в конкурсную массу (ст. 61.7 закона о банкротстве).

По словам старшего юриста практики разрешения споров и банкротства «Меллинг, Войтишкин и партнеры» Артема Антонова, данные определения ВС РФ направлены на корректировку «прокредиторского» подхода в банкротствах, который активно развивался последнее десятилетие и достиг определенного апогея в 2020 году, когда закрепились подходы по субординации в Обзоре ВС № 7.

В определениях ВС РФ отметил, что при внутригрупповых сделках необходимо учитывать: 1) не только наличие или отсутствие встречного представления по реальным сделкам с конкретным аффилиатом, но и поступления каких-либо активов от иных компаний из группы лиц; 2) преследовали ли сделки общую бизнес-цель; 3) возник ли одновременно имущественный кризис у всей группы. С одной стороны, можно приветствовать более сбалансированный подход к внутригрупповым отношениям, которые ранее с высокой степенью вероятности карались в делах о банкротстве. С другой — вызывает опасение, что станет затруднительно признавать недействительными транзитные сделки с аффилированными лицами ввиду недораскрытия невыгодной информации ответчиками. Кроме того, возможен потенциальный конфликт судебных актов в разных делах о банкротстве лиц из одной группы.

Артем Антонов
старший юрист Юридическая фирма «Меллинг, Войтишкин и Партнеры» (Melling, Voitishkin & Partners)
«

По словам Артема Антонова, отдельно вызывает беспокойство тезис о том, что если сделки преследовали общую бизнес-цель и вся группа одновременно ушла в кризис, то такие сделки могут «выжить». 

«В этой связи можно выделить следующий потенциальный спорный момент - насколько справедливо будут распределены активы между членами группы в момент наступления кризиса. Данные риски, в теории, могут быть нивелированы внедрением механизма консолидации в рамках банкротства группы компаний, предпосылки к которому ВС РФ заложил в деле ООО «СкладЛогистик», однако в обозримом будущем ожидать таких изменений не приходится. Безусловно, обозначенные выше риски в идеальном мире минимальны, так как все маркеры для оценки сделки ВС РФ даны. Тем не менее, на практике вполне разумно ожидать перекосы и восприятие судами данных определений как призыв к сохранению сделок», — пояснил он.

Изложенную в судебных актах позицию о необходимости комплексной оценки внутрихолдинговых сделок можно только приветствовать. Практика формального признания судами подобных сделок мнимыми (к сожалению, достаточно распространенная) объясняется в большинстве случаев нежеланием судов проводить трудоемкую работу по сбору и оценке большого объема доказательств. Для надлежащего исследования в суде первой инстанции надо выявить и описать сложившиеся внутригрупповые хозяйственные связи, реальность и экономическую целесообразность «разделения труда» между компаниями группы, нацеленность сделок на общий экономический результат группы и прочие существенные обстоятельства. Восприятие нижестоящими судами правовой позиции ВС РФ, надеюсь, позволит в дальнейшем избежать необоснованного оспаривания сделок и предотвратить необоснованное вменение таких сделок в качестве оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности или взыскания с них убытков.

Олег Кандырин
управляющий партнер Евразийское правовое бюро «Кандырин и партнеры»
«

Определения Верховного суда касаются сделок, затрагивающих интересы юридических лиц, которые входили в группу компаний «IDS Group». Позиция Верховного суда в данных спорах продолжает развитие тенденции и логики судебной практики по групповым банкротствам. В текущих спорах Верховный суд обратил внимание на ключевую мысль, которая будет иметь дальнейшее развитие в судебной практике. При рассмотрении споров, которые касаются группы компаний, судам необходимо будет комплексно анализировать внутригрупповые отношения. Суды должны включать в предмет доказывания обстоятельства, касающиеся установления платежей, совершенных членами группы в пользу должника, исходя из анализа совокупности внутригрупповых операций по списанию средств со счета должника и зачислению на этот счет. При этом бремя доказывания образования предпочтения, в соответствии с приведенной методикой расчета, по прежнему лежит на оспаривающем расчетную операцию лице, что в его положении является весьма затруднительным.

Александр Катков
адвокат, партнер Юридическая группа NOVATOR Legal Group
«

Дмитрий Забродин, адвокат, заместитель руководителя практики банкротства и специальных проектов юридической фирмы «ЮСТ», отметил, что Верховный суд РФ продолжает уделять пристальное внимание вопросам, связанным с банкротством группы лиц, и теперь фокус внимания сосредоточился на оспаривании сделок.

Одновременно с этим Верховный суд РФ еще раз подчеркнул общую необходимость применения комплексного подхода к любым заявлениям об оспаривании сделок, даже когда дело касается «простого» платежа. В частности, судам надлежит проверять не только наличие иных оснований для признания сделки недействительной, чем те, что заявляет оспаривающее сделку лицо, но и установить все относящиеся к этой сделке фактические обстоятельства. Примечательно, что в рассматриваемых случаях Верховный суд РФ предложил судам выйти за пределы двусторонней связи сделок, которая, как правило, замыкается на должнике и приобретателе имущества, и на принципе которой строятся правила закона о банкротстве об оспаривании сделок, и рассмотреть возможность признания факта предоставления встречного исполнения по сделке наличествующим, если его предоставил не прямой контрагент должника, а иное лицо – участник группы.

Дмитрий Забродин
адвокат Юридическая фирма «ЮСТ»
«

Более того, подчеркнул Дмитрий Забродин, в судебных актах Верховный суд РФ ссылается именно на положения ст. 61.7 закона о банкротстве, то есть платеж из общегруппового фонда, поступивший на счет должника, который только что понес расходы в пользу другого члена группы по сделке, рассматривается как возврат ранее потраченного должником по сделке независимо от того, кто конкретно из членов группы осуществил этот платеж.

«Очевидно, что такие выводы возможны только при исследовании внутригрупповых отношений и не должны распространяться на «обычные» сделки должника. При этом необходимо отметить, что выводы Верховного суда РФ, по всей видимости, основаны на том обстоятельстве, что реальность внутригрупповых договорных отношений не оспаривалась, а недобросовестность участников группы – не доказана, в связи с чем позицию нельзя признать в полной мере универсальной. Однако, на мой взгляд, Верховный суд РФ представил алгоритм, по которому необходимо рассматривать споры о признании недействительными внутригрупповых сделок», — указал он.

Подход ВС РФ одновременно и сложен, и прост. Сложность в том, что судебная практика так не привыкла: ведь каждую отдельную сделку, которая подпадала под формальные критерии оспаривания по банкротным или общим основаниям, необходимо было признать недействительной или признать последствия недействительности. Простота же в том, что Верховный суд ссылается на отсутствие необходимости бессмысленных перегонов прав требований (и денег) в рамках одной группы, распределение бизнеса внутри которой определено заданным функционалом. Радует то, что ВС РФ предлагает начать считать: соотносить дебет с кредитом, а не просто кричать о нарушении прав кредиторов, которого, кстати, может и не быть. На первый взгляд кажется, что такой подход может нарушить эти права кредиторов, ведь при оспаривании сделки конкурсная масса недополучит сумму N. Но это только на первый взгляд. В целом данный подход направлен на развитие института материальной и процессуальной консолидации.

Лидия Солодовникова
советник, соруководитель практики банкротства и реструктуризации Юридическая фирма LEVEL Legal Services
«