Задолженность заемщика по обеспеченному ипотекой кредитному договору считается погашенной и для целей банкротства в случае оставления кредитором предмета залога за собой.

Алеся Ковалева по заявлению банка ВТБ была признана банкротом. При этом обязательство Ковалевой по требованию банка в размере 86,5 млн рублей было признано ее общим с супругом обязательством. В рамках процедуры банкротства ВТБ предпочел оставить нереализованное на торгах залоговое имущество за собой. По заявлению финуправляющего суд первой инстанции прекратил производство по делу о банкротстве Ковалевой. Однако апелляционный суд, с которым согласился суд округа, отменил определение нижестоящего суда, указав, что обязательство должника перед залоговым кредитором не было погашено в полном объеме (заложенные дом и участок, которые ВТБ оставил себе, были оценены в 19,5 млн рублей). Супруг Алеси Ковалевой пожаловался в Верховный суд, который отменил постановления апелляционного и окружного судов, и оставил в силе определение суда первой инстанции (дело А41-14480/2020).

Фабула

Банк ВТБ, являвшийся залоговым кредитором, потребовал в суде признать Алесю Ковалеву банкротом. В августе 2020 года суд ввел в отношении должника процедуру реструктуризации долгов. В третью очередь реестра были включены требования ВТБ в размере 86,5 млн рублей. При этом обязательство Ковалевой по требованию банка было признано общим обязательством супругов (Алеси Ковалевой и Александра Даняева). В июле 2021 года суд признал Ковалеву банкротом.

Через некоторое время финансовый управляющий Ковалевой ходатайствовал в суде о прекращении производства по делу о банкротстве. Он сослался на погашение всех включенных в реестр требований кредиторов должника, в том числе требований ВТБ – залогового кредитора, оставившего нереализованное на торгах залоговое имущество за собой.

Суд первой инстанции на основании пункта 1 статьи 57 прекратил производство по делу о банкротстве Алеси Ковалевой в связи с удовлетворением требований кредиторов. Однако апелляционный суд, с которым согласился суд округа, отменил определение суда первой инстанции в связи с отсутствием оснований для прекращения производства по делу о банкротстве, поскольку обязательство должника перед залоговым кредитором не было погашено в полном объеме. Вопрос был направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Александр Даняев пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Отказываясь прекращать дело о банкротстве, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в реестр требований кредиторов должника было включено как обеспеченное залогом имущества должника требование ВТБ в сумме 86 ,5 млн рублей.

При этом на основании акта приема-передачи имущества должника, нереализованного на торгах в рамках процедуры банкротства, банк ВТБ оставил за собой предмет залога: дом и участок по цене 19,5 млн рублей.

Не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования конкурсного кредитора по обязательствам, которые были обеспечены залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди согласно пункту 5 статьи 18.1 и пункту 5 статьи 213.27 закона о банкротстве.

С учетом особенностей реализации залогового имущества в рамках дела о банкротстве общие положения пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке применению не подлежат.

Доказательств невозможности погашения требований банка за счет иного имущества, не являющегося предметом залога, не представлено.

Что думает заявитель

Даняев ссылается на:

пункт 4 статьи 14 закона «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,

пункты 2 и 3 статьи 2 закона «О внесении изменений в статьи 31 и 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»,

пункт 5 статьи 61 закона об ипотеке в редакции федерального закона от 16.12.2011 № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество».

Что решил Верховный суд

Обеспеченное залогом обязательство должника перед банком прекратилось в связи с оставлением предмета ипотеки банком-залогодержателем за собой, что влечет прекращение производства по делу о банкротстве должника. 

Судья ВС Е.Н. Зарубина сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Как следует из материалов дела и установлено судами, требование банка основано на заключенном между АКБ «Банк Москвы» и Ковалевой и Даняевым (заемщиками) кредитном договоре, по которому заемщики получили 605 тыс. долларов для покупки жилого дома и земельного участка.

Обеспечением исполнения обязательств по кредитному договору являлся, согласно его условиям, залог (ипотека) приобретаемых жилого дома и земельного участка. В сентябре 2007 года была проведена госрегистрация права собственности заемщика Ковалевой на жилой дом и земельный участок. Также была зарегистрирована ипотека.

При этом в 2019 году Октябрьский райсуд Санкт-Петербурга взыскал с Ковалевой и Даняева в пользу банка ВТБ (который является правопреемником АКБ «Банк Москвы») солидарно задолженность по кредитному договору в размере 952,5 тыс. долларов (в том числе основной долг, проценты за пользование кредитом, проценты на просроченный долг, неустойка), обратив взыскание на предмет залога путем реализации с публичных торгов с установлением начальной продажной цены в размере 16,4 млн рублей.

Задолженность перед банком по кредитному договору была включена в третью очередь реестра требований кредиторов Ковалевой как обеспеченная залогом имущества должника.

В соответствии со статьей 334 Гражданского кодекса к залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, — общие положения о залоге.

Кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В случае и в порядке, которые предусмотрены законом, требование залогодержателя может быть удовлетворено путем передачи предмета залога залогодержателю (оставления у залогодержателя) (статья 334 ГК РФ, статьи 1, 50, 58 закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», статьи 18.1, 138, 213.26, 213.27 закона о банкротстве).

Правила и последствия распределения суммы, вырученной от реализации заложенного имущества, установлены в том числе статьей 61 закона об ипотеке.

Законом «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (статья 6) были внесены изменения в закон о банкротстве, а пунктом 4 статьи 14 названного закона определено, что положения закона об ипотеке применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), производство по которым возбуждено по заявлениям о признании граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, несостоятельными (банкротами), поданным после 1 октября 2015 года.

В соответствии с законом «О внесении изменений в статьи 31 и 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – закон № 169-ФЗ), положения пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке (в редакции закона № 169-ФЗ) применяются к обеспеченным ипотекой обязательствам, которые возникли до дня вступления в силу закона № 169-ФЗ (пункт 2 статьи 2). Пунктом 3 статьи 2 установлено, что обеспеченные ипотекой обязательства, по которым на день вступления в силу закона № 169-ФЗ не были заключены договоры страхования ответственности заемщика и после дня вступления в силу закона № 169-ФЗ для исполнения которых залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, прекращаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 61 закона об ипотеке (без учета изменений, внесенных законом № 169-ФЗ).

Учитывая, что заявление о банкротстве Алеси Ковалевой было подано после 01.10.2015 года, по кредитному договору договор страхования ответственности заемщика не заключался, предметом ипотеки являлся жилой дом и функционально обеспечивающий этот дом земельный участок и он оставлен залогодержателем за собой – после дня вступления в силу закона № 169-ФЗ (25.07.2014), к возникшим отношениям применяются положения пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке в редакции Федерального закона от 06.12.2011 № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество».

Пунктом 5 статьи 61 закона об ипотеке (в редакции Федерального закона от 06.12.2011 № 405-ФЗ) предусмотрено, что если залогодержатель в порядке, установленном названным законом, оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. Задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной, если размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости заложенного имущества, определенной на момент возникновения ипотеки.

По настоящему делу в реестр требований кредиторов должника было включено как обеспеченное залогом имущества должника требование банка в сумме 86,5 млн рублей. На основании акта приема-передачи имущества банк оставил за собой предмет залога по цене 19,5 млн рублей. Размер предоставленного целевого займа на приобретение жилого дома и земельного участка составлял 605 тыс. долларов, при этом стоимость заложенного имущества составляла 615 тыс. долларов.

При таких обстоятельствах в силу пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке оставление банком за собой предмета ипотеки повлекло погашение задолженности по обеспеченному ипотекой кредитному договору и прекращение обязательства должника по этому договору.

Согласно абзацу 7 пункта 1 статьи 57 закона о банкротстве арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Учитывая, что согласно представленному финансовым управляющим имуществом должника отчету реестр требований кредиторов полностью погашен, сведения о наличии у должника просроченных обязательств перед иными кредиторами в материалах дела отсутствуют, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленное финансовым управляющим ходатайство и прекратил производство по делу о банкротстве должника. У судов апелляционной и кассационной инстанций не имелось оснований для отмены судебного акта.

Выводы апелляционного суда и суда округа о неприменении положений пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке и отсутствии в связи с этим оснований для прекращения производства по делу о банкротстве должника основаны на ошибочном толковании норм права.

Итог

ВС отменил постановления апелляционного и окружного судов, и оставил в силе определение суда первой инстанции. 

Почему это важно

Руководитель отдела по работе с проблемной задолженностью юридической компании ЮКО Роман Чернышов считает аргументацию Верховного суда последовательной.

Во-первых, Верховный суд указывает, что требование залогодержателя может быть удовлетворено путем оставления предмета залога за собой, что предусмотрено как положениями закона об ипотеке, так и нормами закона о банкротстве. Во-вторых, Верховный суд устанавливает редакцию подлежащего применению пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке. Так, пункту 5 статьи 61 закона об ипотеке в редакции закона № 169-ФЗ придана обратная сила пунктом 2 статьи 2 последнего. С учетом этого пункт 3 статьи 2 закона № 169-ФЗ направлен на реализацию принципа поддержания доверия к закону и действиям государства и имеет целью защиту интересов должников, задолженность которых по обеспеченному ипотекой обязательству считалась бы погашенной в соответствии с пунктом 5 статьи 61 закона об ипотеке в прежней редакции, предусматривавшей условия прекращения основного обязательства в случае оставления залогодержателем предмета ипотеки за собой. В таком случае Верховный суд установил, что в настоящем деле пункт 5 статьи 61 закона об ипотеке подлежит применению в прежней редакции закона № 405-ФЗ.

Роман Чернышов
руководитель отдела по работе с проблемной задолженностью Юридическая компания «ЮКО»
«

В-третьих, по словам Романа Чернышова, Верховный суд приходит к выводу о том, что в силу пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке, оставление залогодержателем за собой предмета ипотеки повлекло погашение задолженности по обеспеченному ипотекой договору и прекращение обязательства должника по этому договору.

«Соответственно, в случае недостаточности стоимости жилого помещения, являющегося предметом ипотеки, для удовлетворения требований залогодержателя такие требования не подлежат последующему удовлетворению в составе требований кредиторов третьей очереди. В таком случае обязательства должника считаются погашенными. Верховный суд обоснованно разрешил данный спор, ведь кредитор при возбужденном деле о банкротстве в отношении должника не должен находиться в более выгодном положении по сравнению с тем, как если бы дело о банкротстве возбуждено не было. Представляется, что рассматриваемое определение будет воспринято судами нижестоящих инстанций при разрешении аналогичных споров, касающихся как прекращения производства по делу (при отсутствии остальных кредиторов или их удовлетворения), так и исключения требований залогодержателя из реестра требований кредиторов», – отметил он.

Советник практики корпоративных конфликтов и банкротств юридической компании «ССП-Консалт» Светлана Бородкина отметила, что оставление залогодержателем предмета залога за собой, по смыслу пункта 4.1 статьи 138 закона о банкротстве, является формой реализации заложенного имущества наряду с его продажей с торгов. 

Безусловно, это отвечает цели конкурсного производства – удовлетворению требований кредиторов должника с максимальным экономическим эффектом. В отличие от полученной на торгах выручки, законодательство о банкротстве не содержит прямого механизма и не отвечает на вопрос, в какой части удовлетворяются требования кредитора при оставлении последним предмета ипотеки за собой. В комментируемом Определении Верховного суда восполнен данный пробел за счет специальных положений закона об ипотеке, а также повторно обращено внимание на необходимость правильного применения закона во времени. С учетом фактических обстоятельств спора, высшая инстанция констатировала необходимость применения положений пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке, согласно которым при оставлении кредитором предмета ипотеки за собой – обязательство прекращается полностью. Позиция Верховного Суда справедлива по отношению к должникам (ипотечным заемщикам). Тем не менее, вряд ли можно говорить, что подобный подход будет распространен на иные виды имущества, переданного в залог.

Светлана Бородкина
советник практики корпоративных конфликтов и банкротств Юридическая компания «ССП-Консалт»
«

Управляющий партнер «Медко Групп» Виталий Медко отметил, что ВС в очередной раз напомнил об отдельных правилах применения во времени норм закона о банкротстве, а также ФЗ «Об ипотеке». 

В этот раз ошибка судов была связана с неприменением действовавших ранее положений статьи 61 закона об ипотеке. Оставляя в силе Определение АС МО о прекращении дела о банкротстве, ВС верно отметил, что согласно представленному финансовым управляющим отчету, реестр требований кредиторов полностью погашен, сведения о наличии у должника просроченных обязательств перед иными кредиторами в материалах дела отсутствуют, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленное финансовым управляющим ходатайство и прекратил производство по делу о банкротстве должника. При этом, убежден, что данное определение ВС РФ не носит революционного характера и лишь отразило правовую позицию ВС РФ применительно к конкретному судебному кейсу.

Виталий Медко
юрист, управляющий партнер Юридическая фирма Medko Group
«

Управляющий партнер, адвокат юридической группы «Парадигма» Наталия Колодежная задалась вопросом: может ли обесценившаяся недвижимость удовлетворить требования кредиторов.

Ответ на этот вопрос дал Верховный суд, показав нижестоящим судам, как применять п. 5 ст. 61 закона об ипотеке. Напомню, данной нормой введено специальное основание погашения требований кредитной организации за счет стоимости оставленного за собой залогодержателем предмета ипотеки и суммы полученного страхового покрытия. На мой взгляд, вводя в действие данную норму, законодатель рассчитывал на стабильный гражданский оборот, при котором недвижимость дорожает, и, как следствие, ее стоимости хватает для удовлетворения требований банка-кредитора как в части основного долга, так и в части процентов по договору. В том случае, если стоимости предмета ипотеки недостаточно для погашения требований кредитора, то возмещение в полном объеме возможно за счет страховой выплаты. Позиция Верховного суда, в свою очередь, обусловлена тем, что залогодержатель в лице банка является профессиональным участником рынка и, следовательно, должен соблюдать высокий стандарт должной осмотрительности, принимая меры, направленные на стимулирование исполнения должником обязательств.

Наталия Колодежная
управляющий партнер Юридическая группа «Парадигма»
«

Такими мерами, по словам Наталии Колодежной, являются, в свою очередь, страхование ответственности, право контролировать расходование денежных средств, предоставленных по целевому кредиту, стоимость строящегося предмета залога.

«Верховный суд указал на отсутствие страхования, в связи с чем посчитал, что требования банка должны быть погашены исключительно за счет стоимости оставленного предмета ипотеки. При этом Верховный суд не оценил должным образом существенную разницу между стоимостью предоставленного кредита и реальной стоимостью фактически построенного предмета ипотеки. Считаю, что подобное определение, с одной стороны, создает простор для злоупотреблений ипотечных должников, с другой стороны, учитывая, что целью процедуры банкротства гражданина является не столько удовлетворение требований кредиторов, сколько финансовое «очищение» должника, такое решение вполне обоснованно, справедливо и способствует достижению основной цели процедуры банкротства физических лиц», – отметила она.

Управляющий партнер АВЕРТА ГРУПП Алексей Шаров считает, что ВС РФ сформулировал важную правовую позицию, распространяющую правила о прекращении обеспеченных ипотекой кредитных обязательств на случаи банкротства физических лиц.

ГК РФ отдает предпочтение в регулировании залога недвижимости специальному закону – закону об ипотеке. В соответствии с п. 5 ст. 61 указанного закона, задолженность считается погашенной, если размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости жилого помещения, находящегося в залоге. Иными словами, обязательство погашается, несмотря на недостаточность стоимости залога, если стоимость заложенного имущества была выше (или равна) размера долга на момент возникновения ипотеки. Ранее ВС РФ уже занимал позицию, защищающую права заемщиков-физических лиц, разъяснив, что размер долга для применения указанного правила включает только сумму основного долга без учета подлежащих уплате процентов за период пользования кредитом (Определения СК ВС РФ от 17.03.2015 № 5-КГ14-155, от 07.04.2015 № 88-КГ14-4). В комментируемом деле высшая инстанция пошла дальше, по сути признав, что задолженность заемщика по обеспеченному ипотекой кредитному договору считается погашенной и для целей банкротства в случае оставления кредитором предмета залога за собой. Соответственно, если у должника не имеется иных кредиторов, то производство по делу о банкротстве может быть прекращено ввиду отсутствия неудовлетворенных требований.

Алексей Шаров
управляющий партнер Консалтинговая компания «АВЕРТА ГРУПП»
«

По словам Алексея Шарова, сформулировав изложенное правило, ВС РФ проявил патернализм по отношению к интересам граждан-физических лиц.

«В то же время, такой подход вряд ли будет положительно воспринят финансовыми организациями, предоставляющими кредиты под залог жилых помещений. Теперь риск того, что даже обеспеченные требования не будут удовлетворены в полном объеме (в экономическом смысле) для таких кредиторов, значительно увеличился», – отметил он.

Старший юрист практики разрешения споров о банкротстве тюменского филиала Бюро адвокатов «Де-юре» Николай Полуситов отметил, что комментируемое Определение ВС продолжает развивать судебную практику о необходимости всестороннего рассмотрения споров, связанных с обращением взыскания на жилье граждан и обеспечения надлежащей защиты их прав.

Изложенная в определении правовая позиция не является новой, однако ввиду возникшей в практике неопределенности Верховный суд РФ вновь обратил внимание на гарантии прекращения обязательств заемщика, на заложенное жилье которого обращено взыскание. Верховный суд РФ напомнил, что внесение изменений в п. 5 статьи 61 закона об ипотеке на основании закона от 23.06.2014 N 169-ФЗ не умаляет гарантий заемщика на прекращение его обязательств в случае обращения взыскания на заложенное жилье. Так, в соответствии с законом от 23.06.2014 № 169-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон № 169-ФЗ), положения пункта 5 статьи 61 закона об ипотеке (в редакции Закона № 169-ФЗ) применяются к обеспеченным ипотекой обязательствам, которые возникли до дня вступления в силу закона № 169-ФЗ (пункт 2 статьи 2). Пунктом 3 статьи 2 установлено, что обеспеченные ипотекой обязательства, по которым на день вступления в силу закона № 169-ФЗ не были заключены договоры страхования ответственности заемщика и после дня вступления в силу закона № 169-ФЗ для исполнения которых залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, прекращаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 61 закона об ипотеке (без учета изменений, внесенных законом № 169-ФЗ).

Николай Полуситов
старший юрист практики разрешения споров о банкротстве тюменского филиала Бюро адвокатов «Де-Юре»
«