Юристы считают, что в данном случае могла быть применена новая версия «тарана», позволившая продать имущественный комплекс нужному лицу по цене, которая на 20% ниже начальной.

За имущественный комплекс комбината «Белореченский» на первом и повторном аукционах развернулась нешуточная борьба, в результате которой начальная цена выросла более чем в 2 раза. Однако победитель торгов — Герасименко В.А. — дважды отказался покупать лот. Лицо, сделавшее на повторных торгах следующее наиболее привлекательное предложение о цене, платить деньги за актив также отказалось. После чего залоговый кредитор согласился оставить имущественный комплекс за собой по цене, которая на 20% ниже начальной. Актив в итоге купила по предложенной залоговому кредитору цене компания «Овощи Краснодарского края» как лицо, обладающее преимущественным правом покупки. Двое кредиторов (корпорация «МСП» и комбинат «Прогресс») потребовали признать первые и повторные торги недействительными. Но суды трех инстанций их требования отклонили. После чего заявители пожаловались в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор (дело А32-28030/2019).

Фабула

В рамках банкротства ООО «Тепличный комбинат «Белореченский» КУ разместил объявление о проведении первых торгов по продаже имущества должника. Начальная цена составила 612 млн рублей (задаток — всего 1 млн рублей).

К участию в первый торгах были допущены 11 лиц, из них 6 (ООО «Югстройресурс», Адаев А.И., Герасименко В.А., Ерофеев К.О., Орлов А.Н. и Рябчиков С.В.) в ходе торгов внесли 25 предложений о цене в интервале от 612 млн рублей до 1,34 млрд рублей.

Победителем торгов была признана Герасименко В.А. (агент индивидуального предпринимателя Алескендерова Т.И.), предложившая максимальную цену. С ней заключен договор купли-продажи. Но в дальнейшем в связи с отказом Герасименко от внесения оплаты по этому договору КУ признал первые торги несостоявшимися.

Затем КУ разместил объявление о проведении повторных торгов. Начальная цена продажи на этих торгах составила 550 млн рублей (на 10% ниже начальной цены продажи на первых торгах, при этом задаток вновь составил 1 млн рублей). К участию в повторных торгах были допущены 10 лиц, из них 8 (комбинат «Прогресс», ООО «Молсбыт» и «Югстройресурс», Адаев А.И., Герасименко В.А., Ерофеев К.О., Орлов А.Н. и Рябчиков С.В.) в ходе торгов внесли 28 предложений о цене в интервале от 550 млн рублей до 1,29 млрд рублей.

Победителем повторных торгов признана Герасименко, вновь предложившая максимальную цену. Следующим наиболее привлекательным предложением о цене являлось предложение Рябчикова (1,26 млрд рублей).

КУ направил уведомление о продаже имущества лицам, имеющим преимущественное право покупки (занимающимся производством и переработкой сельскохозяйственной продукции и владеющим участками, непосредственно прилегающим к участку комбината «Белореченский») с просьбой сообщить о наличии заинтересованности в приобретении имущества по ценам, предложенным Герасименко и Рябчиковым на повторных торгах. 

Но согласие приобрести имущество по таким ценам лица, обладающие преимущественным правом покупки, не выразили.

Затем КУ направил победителю повторных торгов подписанный договор купли-продажи имущества. Данное почтовое отправление возвращено управляющему с отметкой «адресат отсутствует». Ввиду уклонения победителя торгов от подписания договора договор был направлен Рябчикову. Последний договор подписал, направил подписанный экземпляр управляющему, однако деньги так и не внес, в связи с чем договор был признан КУ расторгнутым, а торги – несостоявшимися.

После этого КУ, сославшись на утвержденное судом положение о торгах, запросил у залогового кредитора (ООО «Грос Ритейл») согласие на оставление им за собой отчуждаемого имущества, находившегося в залоге, по цене на 10% ниже начальной продажной цены на повторных торгах. Такое согласие залоговый кредитор дал.

КУ счел, что по результатам торгов и дачи согласия залоговым кредитором была сформирована цена реализации имущества – 501 млн рублей (цена, по которой залоговый кредитор соглашался оставить имущество за собой) и направил в адрес лиц, имеющих преимущественное право на приобретение, – комбината «Прогресс», ООО «Овощи Краснодарского края» – новые запросы о наличии у них намерения приобрести имущество по данной цене.

В итоге имущество было отчуждено КУ обществу «Овощи Краснодарского края», согласие которого управляющий получил первым.

Полагая, что первые и повторные торги по реализации имущества должника проведены с нарушением требований действующего законодательства, корпорация «МСП» (кредитор) и комбинат «Прогресс» (кредитор, участник торгов, лицо, обладающее преимущественным правом покупки) обратились в суд с заявлением об их оспаривании.

Суд первой инстанции отклонил требования заявителей. Апелляционный суд, объединив заявления в одной производство, также отказался удовлетворять заявления. Суд округа согласился с апелляцией.

После чего корпорация «МСП» и комбинат «Прогресс» пожаловались в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суды апелляционной инстанций и округа сочли, что торги прошли в конкурентной среде, никому из участников торгов не были созданы препятствия. Суды отметили, что в случае незаключения договора купли-продажи на условиях первого и второго по привлекательности ценовых предложений КУ не вправе рассматривать третье, четвертое и последующие ценовые предложения участников торгов в целях заключения договора купли-продажи имущества должника, даже если эти предложения в части цены выше той, по которой имущество предлагается к дальнейшей реализации.

Суды также указали на то, что цена, по которой имущество было фактически отчуждено, составила порядка 80% от начальной цены продажи, определенной оценщиком, признав такую реализацию успешной. 

Что думают заявители

В рассматриваемом случае имели место действия, искажающие саму суть торгов, вследствие чего имущество продано по цене, которая существенно ниже цены любого из предложений, сделанных участниками в ходе первых и повторных торгов. 

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Почему это важно

По мнению партнера Saveliev, Batanov & Partners Владислава Ганжалы, все указывает на то, что первые и повторные торги были сорваны искусственно: цена на торгах была «задрана», а потом победитель дважды утратил интерес к приобретению предмета торгов. 

Интересно, что апелляция несколько раз предлагала победителю торгов объяснить мотивы своих действий, однако он не предоставил никаких пояснений. Эта схема похожа на «таран», когда один из участников торгов подряд подает множество ценовых предложений, в результате чего цена «улетает в космос», а потом он отказывается от заключения договора. В результате этого договор заключается с бенефициаром этой схемы — участником торгов, который подал предыдущее ценовое предложение. Однако в этом деле участник торгов, который подал предыдущее ценовое предложение, тоже отказался покупать предмет торгов. Видимо, имеет место новая версия «тарана» — несколько участников «взвинчивают» цену и срывают торги в интересах третьего лица, которое может приобрести имущество при несостоявшихся торгах. Бенефициаром может быть залоговый кредитор, который может оставить предмет торгов за собой с дополнительным дисконтом (10%), или лицо, имеющее преимущественное право на приобретение имущества. В этом деле так и произошло. По большому счету, неважно, кто именно был бенефициаром схемы, поскольку она привела к тому, что был нивелирован смысл самих торгов - не была сформирована объективная (рыночная) цена. Напротив, имело место манипулирование ценой. Этого достаточно, чтобы торги были признаны недействительными.

Владислав Ганжала
партнер Юридическая фирма Saveliev, Batanov & Partners
«

Исполнительный директор ЭТП «Центр дистанционных торгов» Тимур Насретдинов полагает, что в случае, если по итогам первых торгов не было предложено заключить договор с участником со вторым по размеру предложением цены, то решение должно быть однозначно в пользу кредиторов согласно абз. 2 п. 16 ст. 110 закона о банкротстве. 

Более интересным кажется вопрос по предложению заключения договора участникам с третьим, четвертым и т. д. размером предложения цены. Правовые позиции судов в данном вопросе разнятся. В целом думаю, что позиция ВС РФ будет во многом зависеть от разницы между итоговой реализацией имущества и предложенных цен иными участниками в первых и повторных торгах.

Тимур Насретдинов
исполнительный директор Электронная торговая площадка «Центр Дистанционных Торгов» (ЦДТ)
«

По словам гендиректора ЭТП «Тендерные технологии» Дмитрия Ткачева, в данном споре обращает на себя внимание тот факт, что и на первых, и на вторых торгах победителем становилось одно и тоже лицо с ценой в два раза выше начальной, которое впоследствии отказывалось от оплаты договора или от его заключения.

Согласно действующей редакции закона о банкротстве, конкурсный управляющий не вправе рассматривать третье, четвертое или пятое ценовое предложение, данное участниками торгов. Однако в данном споре кредиторы и Верховный суд обращают внимание на то, что имущество могло быть реализовано по цене выше, чем та, по которой залоговый кредитор согласился оставить имущество за собой. На первых торгах было допущено 11 участников, на вторых – 8, что говорит о том, что при предложении другому участнику торгов заключить договор та самая суть торгов, о которой говорят кредиторы, была бы достигнута. Вероятно, что Верховный суд в очередной раз разберется с порядком проведения торгов и тем, какой максимальный эффект ожидаем при их проведении. Примечательным может быть, если Верховный суд в принятом определении выделит ситуации, при которых допустимо предложение заключить договор на торгах участнику, ставшему третьим и далее в ходе торгов.

Дмитрий Ткачев
генеральный директор Электронная торговая площадка «Тендерные технологии»
«

По словам к.э.н., адвоката, советника практики по банкротству АБ «БВМП» Дмитрия Палина, исходя из описания дела в Определении ВС РФ, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права апелляционным судом и судом округа допущено не было. 

Тем не менее, недобросовестные действия участников первых и повторных торгов, а также особенности процедуры торгов в делах о банкротстве породили странную ситуацию, когда имущество было приобретено за значительную меньшую цену, нежели предлагали участники торгов, занявшие места от третьего и ниже. На это обратил внимание и судья ВС РФ, передавая дело в СКЭС. Вероятно, ВС РФ в данном случае может счесть уместным руководствоваться не буквальным толкованием закона, а основополагающей целью процедуры банкротства по наиболее полному удовлетворению требований кредитора, и укажет на необходимость отмены торгов.

Дмитрий Палин
к.э.н., советник практики по банкротству Адвокатское бюро «БВМП»
«

В тоже время, по словам Дмитрия Палина, процессуальные особенности рассмотрения дел о признании торгов недействительными состоят в том, что помимо установления факта недействительности торгов, суд также должен своим решением применить и последствия недействительности, в виде возврата каждой из сторон, полученного по итогам таких торгов (двусторонняя реституция).

«При этом, если суд не признает торги недействительными, то вопрос о реституции вообще не будет им рассматриваться, что и было в настоящем деле. ВС РФ, как суд кассационной инстанции, в свою очередь, не вправе разрешать вопросы, которые не были предметом рассмотрения суда первой инстанции. Поэтому наиболее вероятным исходом будет отмена всех судебных актов и направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции», – пояснил он.

Кирилл Горбатов, адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и партнеры», отметил, что дело, переданное на рассмотрение Экономколлегии, безусловно, представляет практический интерес. 

С одной стороны, в процедуре торгов, проведенной конкурсным управляющим, не было очевидных правовых нарушений и все сделано в предусмотренном законом порядке. Однако при этом, как видимо указывают кассаторы, не выполняется главная фундаментальная цель проведения торгов при банкротстве: реализация имущества по максимально высокой цене для удовлетворения большего процента требований кредиторов. При том, что такие предложения участников торгов были. Полагаю, что Верховным судом РФ судебные акты будут отменены и выработана правовая позиция, согласно которой в случае отказа победителя торгов (либо лица со вторым по цене предложением) от заключения договора, предложение заключить договор должно быть сделано следующему по списку участнику, предложившему хотя и меньшую, чем победитель, цену, но все же большую относительно начальной цены следующего этапа торгов.

Кирилл Горбатов
старший партнер, адвокат Адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»
«

Кирилл Горбатов считает, что ВС РФ в данном деле может высказаться по поводу ограничения реализации преимущественного права и сослаться на позицию Конституционного суда РФ, озвученную в Постановлении №23-П от 16.05.2023 года, которая заключается в том, что лицо, обладающее преимущественным правом, может им воспользоваться в момент проведения первых торгов по начальной стоимости имущества.

«В случае, если он этого не сделал, преимущественное право утрачивается и он может участвовать в проведении торгов на общих основаниях», – отметил он.

Елена Кравцова, партнер ProLegals, уверена, что в данном деле очевидно прослеживается манипулятивность со стороны участников и организатора торгов.

Основная цель торгов – получение максимальной стоимости имущества. Предложение залоговому кредитору, при наличии оферентов по более высокой цене, противоречит этой цели. Это пробел закона, к сожалению, который буквально говорит только о первом и последующем участниках. Однако судебная практика подтверждает действительность договоров с иными участниками, если им предложено и они проявили интерес. Остается надеяться, что ВС РФ сформирует позицию о том, что имущество предлагается залоговому кредитору только в случае отсутствия претендентов. Возможность манипуляций на торгах связана, в том числе, с длительными сроками на оплату любым последующим участником торгов (30 дней), что может привести к существенному затягиванию, и это часто аргумент арбитражного управляющего, почему он не предлагает и всем остальным участникам. Без законодательного сокращения сроков (хотя бы для всех последующих участников торгов) эту проблему не решить.

Елена Кравцова
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«

Гендиректор организатора торгов «Доброторг», к.ю.н. Наталья Ершова рассказала, что сейчас, действительно, существует правовая неопределенность по вопросу о том, должен ли арбитражный управляющий предлагать заключить договор-купли продажи по результатам торгов не только победителю и второму за победителем участнику аукциона, но и другим участникам аукциона в порядке убывания их предложений о цене.

Исходя из буквального содержания абз. 2 п. 16 ст. 110 закона о банкротстве, такая обязанность у арбитражного управляющего отсутствует. Но в судебной практике все чаще встречаются прецеденты, когда суды в процессе толкования и применения указанной нормы выходят за рамки ее буквального содержания и в случаях, когда предложения о цене, сделанные третьим и последующими участниками аукциона, превышают начальную цену продажи имущества должника на повторных торгах, суд считает целесообразным и разумным предлагать таким участникам заключить договор купли-продажи. Представляется, что при рассмотрении данного спора Верховный суд РФ также будет действовать исходя из одной из главных целей закона о банкротстве – максимального удовлетворения требований кредиторов, применяя расширительный подход к толкованию норм абз. 2 п. 16 ст. 110 закона о банкротстве и предписывая арбитражным управляющим предлагать заключать договор купли-продажи не только второму участнику торгов, но и всем последующим.

Наталья Ершова
к.ю.н., генеральный директор Организатор торгов «Доброторг»
«

Адвокат, руководитель банкротных проектов INTANA Legal Алексей Толмачев отметил, что дела об оспаривании торгов всегда интересны своей фактурой, поскольку, с одной стороны, лица, участвующие в таких схемах, вновь и вновь проявляют неудержимое стремление найти лазейку в законе, а с другой, схемы эти не слишком изощренны из-за общего императивного регулирования процедуры.

Так и в комментируемом деле двукратное участие безучастного победителя торгов, минимальный задаток по сравнению со стоимостью имущества, позволяющий безболезненно участвовать номинальным лицам, подталкивают к выводам об искажении самой сути торгов, о которой пишет Верховный суд. Интересно, что, рассматривая дела о признании банкротных торгов недействительными, Верховный суд нередко обращается именно к общим понятиям: нивелирование смысла торгов, потеря сути их проведения и пр. С одной стороны, это расширяет возможности судов, которые могут с опорой на «здравый смысл» признать недействительными любые подозрительные торги, с другой, отсутствие четких правил, алгоритма проведения торгов способствует появлению все новых и новых схем обхода закона.

Алексей Толмачев
адвокат, руководитель банкротных проектов Юридическая компания Intana Legal
«

Поэтому в данном деле, по мнению Алексея Толмачева, Верховный суд, возможно, мог бы дать толкование пункту 16 статьи 110 закона о банкротстве, допускающему возможность предложить имущество второму участнику торгов (при отказе/уклонении победителя).

«Формально норма не предполагает обязанности организатора торгов предложить имущество третьему и последующим участникам. Существующая судебная практика неоднородна, но с учетом конкретных обстоятельств дела суды признают действия управляющих, предлагающих имущество должника последующим участникам торгов, правомерными, поскольку, как правило, это соответствует целям процедуры банкротства и интересам кредиторов», – подытожил он.

Адвокат, управляющий партнер АБ «Голенев и Партнеры» Вячеслав Голенев считает этот спор «достаточно интересным». 

Из фабулы усматривается, что какие-то «странности» с торгами были. Последовательный отказ победителя первых и вторых торгов от заключения договора сам по себе уже вызывает сомнение в проведении процедуры торгов надлежащим образом. Все указывает на то, что первые и повторные торги были мнимыми, цена на торгах завышена. Это своего рода модификация схемы «тарана», где выгодоприобретателем является участник торгов, который подал предыдущее ценовое предложение. В этом деле такой участник тоже отказался покупать предмет торгов. Такая схема привела к тому, что не была сформирована объективная (рыночная) цена. Искусственное манипулирование ценой может стать основанием для оспаривания сделки.

Вячеслав Голенев
адвокат, управляющий партнер Адвокатское бюро «Адвокаты: Голенев и Партнеры»
«