По мнению юристов, Верховный суд может продолжить закрепление практики о том, что субординации подлежит заявленное требование, а не кредитор.

Компания «ВВП Плюс» купила у ООО «Судоходная компания» теплоход, однако зарегистрировать переход права собственности не получилось из-за действовавшего на момент сделки запрета. Тогда по договору цессии «ВВП Плюс» передала права требования денег к ООО «Судоходная компания» своей аффилированной структуре – ООО «Волжские путешествия +», которое ранее арендовало этот же теплоход и собиралось его выкупить. В итоге ООО «Судоходная компания» и ООО «Волжские путешествия +» провели взаимозачет. Но в дальнейшем ООО «ВВП Плюс» и ООО «Волжские путешествия +» были признаны банкротами. Суды трех инстанций включили вытекающее из договора цессии требование «ВВП Плюс» в третью очередь реестра ООО «Волжские путешествия +». Однако конкурсный кредитор ООО «Волжские путешествия +» со ссылкой на нормы компенсационного финансирования подал жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 7 ноября 2022 года (дело А65-4002/2021). 

Предыстория

В ноябре 2015 года ООО «Волжские путешествия +» арендовало с правом выкупа теплоход у ООО «Судоходная компания». Поскольку арендатор тратил деньги на ремонт теплохода, стороны заключили ряд дополнительных соглашений, по которым выкупная цена снизилась с 30 млн до 18 млн рублей. 

Однако в декабре 2017 года стороны расторгли договор аренды. После чего ООО «Судоходная компания» заключило договор купли-продажи теплохода с ООО «ВВП Плюс», которое, как и ООО «Волжские путешествия +», контролирует Вячеслав Самолин. 

Для финансирования покупки теплохода ООО «ВВП Плюс» взяло кредит в банке под поручительство ООО «Волжские путешествия +», Вячеслава Самолина и НП «Гарантийный фонд Республики Татарстан». Банк перечислил деньги напрямую ООО «Судоходная компания», но переход к ООО «ВВП Плюс» права собственности на теплоход не состоялся – на тот момент действовал запрет на совершение регистрационных действий. 

В итоге в апреле 2018 года ООО «ВВП Плюс» и ООО «Судоходная компания» расторгли договор купли-продажи. Затем ООО «Судоходная компания» и ООО «Волжские путешествия +» аннулировали соглашение о расторжении договора аренды и возобновили арендные отношения. 

При этом ООО «ВВП Плюс» по договору цессии уступило аффилированному с ним ООО «Волжские путешествия +» права требования к ООО «Судоходная компания» уплаченной для покупки теплохода суммы. В тот же день ООО «Волжские путешествия +» и ООО «Судоходная компания» заключили соглашение о зачете встречных требований. И в итоге ООО «Волжские путешествия +» стало владельцем теплохода. 

В 2020 году банк взыскал задолженность по кредиту с поручителей. После чего ООО «ВВП Плюс» было признано банкротом. Также в 2021 году было введено наблюдение в отношении ООО «Волжские путешествия +». После чего ООО «ВВП Плюс» обратилось в суд с заявлением о включении требования в размере уступленной им задолженности в реестр требований кредиторов ООО «Волжские путешествия +». 

Суды трех инстанций признал требование ООО «ВВП Плюс» обоснованным и включили в третью очередь реестра ООО «Волжские путешествия +». Однако ОО «Татарская республиканская организация Всероссийского общества инвалидов» (ТРО ВОИ) подало кассационную жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 7 ноября 2022 года.

Что решили нижестоящие суды

Суды руководствовались: 

статьями 382, 384, 388 Гражданского кодекса,

Обзором судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденным Президиумом ВС РФ 29.01.2020 (далее – Обзор о субординации).

По мнению судов, реальность уступленных должнику прав подтверждена документально. 

Отклоняя возражения временного управляющего и ТРО ВОИ о представлении данной цессией ООО «Волжские путешествия +» компенсационного финансирования, суды сослались на обстоятельства признания ООО «ВВП Плюс» банкротом, после чего оно не может признаваться лицом, предъявившим требование с целью злоупотребления правом и получения влияния на неправомерное распределение конкурсной массы в пользу группы лиц, в которую входит должник. То есть является независимым кредитором, руководитель которого – конкурсный управляющий – действует в интересах своих кредиторов. Иной подход, согласно сделанному судами выводу, нарушал бы права и законные интересы кредиторов общества «ВВП Плюс» с учетом того, что на данный момент в результате включения спорного требования в реестр выгода конечным бенефициаром не извлекается.

Что думает заявитель

Заявитель настаивает на ошибочности сделанных судами выводов, поскольку нахождение предоставившего компенсационное финансирование ООО «ВВП Плюс» в процедуре банкротства не может служить основанием для отказа в применении правила о субординации его требования. 

Из буквального толкования пункта 7 Обзора следует, что субординируется само требование, а не кредитор, независимо от того, действует ли он в интересах независимых кредиторов или нет. Соответственно, компенсационный характер требования – это признак самого требования, а не лица (кредитора), его заявляющего. 

По мнению заявителя, заключение договора цессии, повлекшего отчуждение имущественных прав от аффилированного кредитора к должнику, было направлено на финансирование должника для осуществления последним расчетов по оплате выкупной стоимости теплохода в пользу ООО «Судоходная компания». Сам должник находился в состоянии имущественного кризиса и самостоятельно за счет своих денег не мог осуществить оплату выкупной стоимости, что подтверждается выводами временного управляющего ООО «Волжские путешествия +» в отчете по завершении наблюдения.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Екатерина Корнелюк сочла доводы жалобы заслуживающими внимания. Экономколлегия Верховного суда рассмотрит этот спор 7 ноября 2022 года.

Почему это важно

Советник Orchards Вадим Бородкин отметил, что ключевым вопросом для передачи спора в СКЭС ВС РФ станет продолжение закрепления практики о том, что субординации подлежит заявленное требование, а не кредитор.

Поэтому, если должник в условиях имущественного кризиса получил от контролирующего лица или лица, находящегося с должником под единым контролем, компенсационное финансирование, а в последующем сам внутренний кредитор оказался в банкротстве, то это не может являться основанием для отказа в субординации требования. Завершение формирования такой практики приведет к более формальным и предсказуемым результатам рассмотрения схожих споров, когда для разрешения вопроса о том, субординировать требование или нет, судам необходимо будет устанавливать и оценивать только те условия, которые закреплены в утвержденном Обзоре судебной практики 29.01.2020.

Вадим Бородкин
советник юридическая фирма Orchards
«

Следовательно, по мнению Вадима Бородкина, вопрос о том, находится ли кредитор с должником под единым контролем одного контролирующего лица или нет, полностью утратит значение. «Достаточно лишь установить факт контролирующего статуса кредитора или нахождения аффилированного кредитора с должником под единым контролем на момент возникновения требований, а также признаки компенсационного финансирования и имущественного кризиса у должника при предоставлении должнику такого финансирования. Банкротство субординируемого кредитора, а также иная смена руководства и бенефициарного контроля на момент рассмотрения вопроса о включении его требований в реестр не будет иметь значения для суда», – пояснил Вадим Бородкин.

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова отметила, что с высокой степенью вероятности Верховный Суд РФ отменит судебные акты нижестоящих судов. 

Верховный Суд РФ также может одновременно вынести новый судебный акт, которым понизит очередность удовлетворения требований ООО «ВВП Плюс», посчитав их возникшими вследствие предоставления компенсационного финансирования. Вынесение нового судебного акта в таком случае возможно, если коллегия судей не усмотрит необходимость исследования фактических обстоятельств спора, посчитав нужным дать только правильную правовую квалификацию установленным фактам.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер юридическая компания «ЮКО»
«

По словам Юлии Ивановой, значение этого кейса для дальнейшей судебной практики состоит в том, что для решения вопроса о субординации требования, возникшего вследствие предоставления должнику компенсационного финансирования, во внимание должна приниматься изначальная правовая природа такого требования.«В Определении Верховного Суда РФ о передаче кассационной жалобы верно отмечено, что «субординируется само требование, а не кредитор». Если на момент возникновения денежное обязательство являлось следствием компенсационного финансирования, то такая правовая природа остается неизменной и определяет очередность удовлетворения требования к должнику. При этом обстоятельства, имевшие место после предоставления компенсационного финансирования (прекращение отношений аффилированности между кредитором и должником вследствие изменения корпоративных связей, изменение правового статуса кредитора, последующая уступка права требования), добросовестность кредитора, реальность самого права требования, не могут повлиять на определение правовой природы требования и его субординацию», – отметила Юлия Иванова.

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы «Арбитраж.ру» Артема Комсюкова, в данном случае наличия компенсационного финансирования, мягко говоря, не очевидно. 

И дело даже не в том, что и цессионарий, и цедент находятся в банкротстве. На мой взгляд, цессия была обусловлена невозможностью регистрации права собственности на теплоход, а также тем, что "Судоходная компания" не имела возможности вернуть полученные денежные средства. Чтобы не потерять их окончательно и иметь возможность хоть как-то гасить требования банка, состоялась цессия и зачет встречных требований. При таком положении дел, сложно отнести данную хозяйственную операцию к компенсационному финансированию, поскольку данные действия были направлены на спасение деятельности двух обществ, а не создание видимости успешного бизнеса.

Артем Комсюков
юрист, руководитель екатеринбургского офиса юридическая фирма «Арбитраж.ру»
«

Впрочем, по словам Артема Комсюкова, с учетом того, что в определении о передаче дела на рассмотрение коллегии ВС акцент сделан исключительно на факт банкротства ООО «ВВП Плюс», видимо, Верховный суд РФ поддержит свой недавний довод о том, что субординируются требования, а не лица, их заявившие.« Лично я в корне не согласен с таким подходом, поскольку он явно нарушает права кредиторов банкрота, заявившего требования, и необоснованно защищает права кредиторов банкрота, к которому заявлены требования. То есть при подобном подходе нарушается баланс интересов сторон, который должен быть соблюдены в силу прямого указания закона о банкротстве», – подытожил Артем Комсюков.

Адвокат КА «Регионсервис» Станислав Соболев отметил, что компенсационное финансирование – это один из основных трендов современной судебной практики. 

На мой взгляд, озвученный в определении подход является верным. Действительно исходя из п. 7 Обзора о субординации, нельзя повысить очередность требования путем его уступки неконтролирующему лицу. В этом смысле очередность требования определяется обстоятельствами предоставления финансирования, а не личностью кредитора. Однако в Обзоре имеется и другой пример. В п. 6 Обзора указано, что изначально несубординирумое требование понижается в очередности, если оно приобретено контролирующим лицом. В данном случае ключевое значение имеет уже личность кредитора и возможность реализации им своих интересов в деле о банкротстве. Таким образом, можно утверждать, что нет универсального решения для решения проблемы компенсационного финансирования, но в данном деле введение в отношении кредитора процедуры банкротства не должно препятствовать субординации требования.

Станислав Соболев
адвокат коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

Арбитражный управляющий Виктория Царевская тоже отметила, что ВС РФ своими действиями по передаче для рассмотрения данного дела продолжает обновленную линию поддержки субординации требований аффилированных кредиторов при наличии признаков компенсационного финансирования.

До 2022 года у вышестоящих судов была иная концепция распределения очередности. В случае, если оба участника сделки по компенсационному финансированию находились в процедурах банкротства, суды отказывали в понижении ввиду «переложения ответственности на кредиторов общества … что недопустимо». Такая фраза, например, содержалась в тексте определения ВС РФ от 20.07.2020 по делу ООО «Ривер Тауер». В 2022 году ВС РФ переосмыслил ранее выбранную концепцию и последовательно начал пересматривать споры, связанные с субординацией аффилированных кредиторов. Так, за текущий год в ВС было рассмотрено как минимум 2 дела по схожей тематике (ООО «Концерн РИАЛ», АО «Энергогазстрой»). С большой степенью вероятности Верховный Суд и в настоящем деле отметит необходимость исследования обстоятельств заключения договора цессии и образования обязательства по выплате денежных средств. Ввиду того, что суды нижестоящих инстанций ссылались по большей части на факт нахождения кредитора в процедуре банкротства, что расходится со свежей судебной практикой ВС РФ, ожидаемым будет принятия судебного акта об отмене нижестоящих актов и направлении споров на новое рассмотрение.

Виктория Царевская
арбитражный управляющий
«

Юрист юридической фирмы «Гуричев, Малинин и партнеры» Татьяна Макаренко отметила, что при понижении требований кредитора в связи с предоставлением компенсационного финансирования значение имеют такие факторы, как: аффилированность, цели, на которые денежные средства использовались, нахождение должника на момент предоставления денежных средств в состоянии имущественного кризиса.

В данном деле затронут, на наш взгляд, важный аспект – для субординации требований кредитора значение имеет не статус кредитора, а само требование (его характер, в настоящем случае – компенсационный). Как видно из текста Определения, суды дали оценку только реальности заключения договора цессии без проверки доводов заявителя о предоставлении компенсационного финансирования. Также принято считать, что выдача обеспечения контролирующим лицом является средством финансирования подконтрольного общества. В данном же деле – контролирующее лицо должника выступило поручителем по кредиту. При этом суды неправильно указали, что кредитор, предоставивший компенсационное финансирование, является независимым в силу признания его банкротом (от лица кредитора выступает конкурсный управляющий, действующий в интересах кредиторов).

Татьяна Макаренко
юрист юридическая фирма «Гуричев, Малинин и партнеры»
«

По мнению Татьяны Макаренко, представляется, что ВС РФ планирует обратить внимание судов на следующие моменты:

субординировать нужно само требование, а не кредитора;

банкротство кредитора не исключает возможность субординации его требований по правилам, сформированным в Обзоре;

суды должны оценивать не только реальность взаимоотношений, но и учитывать все критерии, по которым требование кредитора может быть понижено в очередности.

Старший юрист Tomashevskaya & Partners Ксения Томилина отметила, в отсутствие четкого законодательного регулирования института субординации требований подобные дела, выходящие за рамки Обзора о субординации, будут с завидной регулярностью появляться в практике ВС РФ, вынуждая последнего очерчивать дополнительные границы анализируемого института. В данном деле ВС РФ предстоит определиться, имеет ли значение изменение статуса кредитора для решения вопроса о субординации требования. В частности, теряет ли сделка свой компенсаторный характер, если к моменту включения в реестр требований должника кредитор сам оказывается несостоятельным.

Более обоснованной нам представляется точка зрения, при которой необходимо оценивать именно сделку, из которой возникло требование, и ее характер на момент совершения. В самом деле, если сделка исходно носила компенсаторный характер, то последующая уступка требования из такой сделки независимому кредитору либо введение процедуры банкротства в отношении лица, предоставившего компенсаторное финансирование, не повлечет изменения в статусе самой сделки. Анализируемые ситуации, скорее, сопряжены с вопросом распределения и предупреждения рисков, сопровождающих требования из таких сделок. И именно Верховному Суду РФ предстоит дать ответ на этот вопрос. Другое дело, насколько нижестоящие суды, независимо от принятого ВС РФ решения, возьмут его за образец.

Ксения Томилина
старший юрист Tomashevskaya & Partners
«

Также, по словам Ксении Томилиной, нельзя не отметить, что в данном деле – намеренно или случайно – был смещен акцент на элемент, который целиком зависел от предварительных условий, установленных нижестоящими судебными актами, которые кассатор в свой жалобе не перечисляет (в том числе в связи с тем, что это выходит за пределы полномочий ВС РФ как суда кассационной инстанции, но когда это останавливало кассаторов). «Так, передавая жалобу на рассмотрение Судебной коллегии, судья-докладчик обошел вопрос о моменте заключения сделок, из которых возникло спорное требование. Логично, что компенсаторность, по общему правилу, может возникнуть, если сделка совершалась в ситуации имущественного кризиса должника. Однако судами нижестоящих инстанций было установлено, что на момент совершения сделок должник кризиса не испытывал. Соответственно, представляется, что отсутствие данного элемента юридического состава влечет прекращение дальнейшего анализа статуса кредитора для целей субординации требований», – отметила Ксения Томилина.

Если Судебная коллегия ВС РФ в процессе рассмотрения жалобы не упустит описанные выше обстоятельства, то, считает Ксении Томилина, в удовлетворении кассационной жалобы скорее всего должно быть отказано, а рассуждения о статусе кредитора для решения вопроса о субординации будут изложены мимоходом и займут место в obiter dictum.

По словам адвоката банкротной практики INTANA Legal Алексея Толмачева, перед Верховным судом в очередной раз поставлен вопрос конкуренции конкурсных масс, и Верховный суд неуклонно следует правилу, что банкротство стороны сделки не влияет на правовую квалификацию самой сделки.

Ранее в определении по делу концерна «Риал» Верховный суд уже допустил возможность субординации требований лица, находящегося в процедуре банкротства. Такие требования, при наличии оснований, должны быть субординированы. Поэтому, вероятнее всего, судебные акты будут отменены. Отдельного внимания заслуживает указание на отчет временного управляющего по завершении процедуры наблюдения как на надлежащее доказательство наличия имущественного кризиса должника. Если этот довод будет отражен и в итоговом судебном акте Верховного суда по существу рассмотрения жалобы, доказывание данного обстоятельства будет существенно упрощено, а отчеты арбитражных управляющих по результатам процедуры наблюдения перестанут рассматриваться только как формальный документ, опосредующий переход из одной процедуры банкротства в другую.

Алексей Толмачев
адвокат INTANA Legal
«