Постановление Конституционного суда закладывает базу под очередное резкое изменение правил игры в части исполнительского иммунитета единственного заложенного жилья должника и денег от его продажи, отмечают юристы.

Конституционный суд РФ решил, что граждане-банкроты имеют право после продажи ипотечного жилья, которое было для них единственным, сохранить часть средств, оставшуюся после расчета с залоговым кредитором и обязательными расходами по делу, рассказал Интерфакс. При этом КС предложил правительству РФ разработать специальные правила, которые исключат возможность злоупотреблений со стороны таких заемщиков — путем покрытия обеспеченных залогом жилья обязательств другими кредитными средствами с последующим их списанием в банкротстве.

Фабула

Конституционный суд рассмотрел жалобу юридического бюро «Факториус», связанную с делами о банкротстве супругов Павла и Екатерины Мизиных, рассказывал ранее портал PROбанкротство. Супруги задолжали нескольким банкам 9,2 млн рублей и 4,63 млн рублей соответственно. В том числе у Мизиных была ипотека на сумму в 2,7 млн рублей под квартиру в подмосковных Химках площадью 45,3 кв. м, а также кредит на автомобиль Mercedes-Benz, заложенный в Юникредит банке.

После продажи квартиры и автомобиля, а также участка в 15 соток и машиноместа, обязательства супругов оказались частично погашены. На выплату долга Павла Мизина были направлены 2,83 млн рублей, а его жены — 2,97 млн рублей. Эти деньги получили залогодержатели, а остальные долги, по потребительским кредитам, списали.

Еще 3,83 млн рублей, которые остались после продажи квартиры, Екатерина Мизина попросила исключить из конкурсной массы, так как эта сумма должна быть израсходована на покупку единственного пригодного жилья. По мнению Мизиной, на эти деньги в соответствии со статьей 446 ГПК РФ распространяется исполнительский иммунитет, поскольку они направляются на цели обеспечения конституционного права должника на жилище взамен реализованного по договору ипотеки.

Что решили арбитражные суды

Арбитражный суд первой инстанции отказал Екатерине Мизиной, сославшись на пункт 5 статьи 213.27 закона о банкротстве. Суд подчеркнул, что в конкурсную массу включаются все деньги от продажи предмета залога, оставшиеся после расчета с залоговыми кредиторами, кредиторами первой и второй очереди, а также погашения расходов финансового управляющего (ФУ).

Но апелляционный и окружной суды требования Мизиной удовлетворили, применив статью 446 ГПК РФ.

Что думает заявитель

С позицией судов не согласилось юрбюро «Факториус», выкупившее у Локо-банка долг Павла Мизина в 1,1 млн рублей и ставшее его кредитором.

Юрбюро пожаловалось в Конституционный суд, попросив КС проверить на соответствие Конституции РФ примененные в деле о банкротстве Мизиной статью 446 ГПК РФ и пункт 3 статьи 213.25 закона о банкротстве, позволяющие исключить из конкурсной массы имущество, на которое не может быть обращено взыскание.

По мнению «Факториуса», занятый арбитражными судами подход создает ситуацию, когда потребительские кредиты списываются, а должник остается при имуществе, на которое фактически не заработал.

Что решил Конституционный суд

КС подтвердил, что Конституции РФ соответствует подход, по которому остаток суммы от реализации единственного жилья, заложенного в ипотеку, передается должнику для обеспечения его права на жилище.

Одновременно Конституционный суд признал упомянутые нормы не соответствующими Конституции РФ, поскольку они не обеспечивают определенность условий распространения исполнительского иммунитета на эти средства.

КС напомнил, что по статье 213.27 закона о банкротстве остаток денег от продажи залога попадает в конкурсную массу и действующее законодательство не предусматривает исключений из этого правила, в том числе и для обремененного ипотекой единственного жилья.

Но на практике, пояснил КС, востребован подход, когда суды передают остаток средств должнику для обеспечения его права на жилище. В отсутствие четкого регулирования это приводит к тому, что незалоговые кредиторы рассчитывают на погашение части своих требований из остатка средств от продажи ипотечной недвижимости должника, но в большинстве случаев их ожидания не оправдываются.

Конституционный суд с таким положением дел не согласился.

«В такой чувствительной сфере, как гарантии жилищных прав», должны предъявляться повышенные требования к определенности правового регулирования, иначе применение этих гарантий остается в значительной степени на усмотрения суда, тогда как «именно надлежащее регулирование этих отношений законодателем, отсутствующее в настоящее время, должно обеспечить доверие к закону и действиям государства в данной сфере».

Конституционный суд РФ поручил правительству скорректировать законодательство в этой части.

До внесения изменений в законодательство суды смогут сохранять за должниками деньги от продажи единственного жилья, заложенного в ипотеку, оставшиеся после расчета с залогодержателем и погашения обязательных расходов по делу, пояснил КС. Однако разрешается уменьшить передаваемую банкроту сумму, а разницу оставить в конкурсной массе. Это возможно, если изначальная сумма позволила бы купить жилье, которое «по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности должника и членов его семьи в жилище».

Также КС подчеркнул, что суды смогут частично или полностью отказать в применении имущественного иммунитета на остаток средств, если должник действовал недобросовестно. Иначе, по мнению Конституционного суда, заемщики целенаправленно оплачивали бы ипотечные обязательства за счет средств, полученных от иных кредиторов в ущерб последним и сохраняли бы деньги, оставшиеся от продажи квартиры или дома.

Итог

Конституционный суд РФ постановил, что судебные акты, вынесенные по делу с участием «Факториуса», подлежат пересмотру.

Почему это важно

Адвокат Forward Legal Евгений Зубков отметил, что постановление КС РФ закладывает базу под очередное резкое изменение правил игры в части исполнительского иммунитета единственного жилья должника и денег от его продажи.

Раньше действовали следующие правила. Должник с единственным ипотечным жильем попадает в банкротство. Жилье продается на торгах, вырученные деньги отдаются залоговому кредитору (как правило, банку) и после погашения требований банка все оставшиеся деньги (за исключением незначительных сумм, связанных с судебными и иными расходами) возвращаются должнику. В результате могла сложиться ситуация, когда у должника оставалось еще много денег, и при этом, помимо банка, у должника были и иные, незалоговые, кредиторы, которые никаких денег не получали. Суды занимали жесткую позицию, что исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья в полном объеме распространяется и на деньги от его продажи, за исключением залогового кредитора. Эти деньги нужны должнику, чтобы купить новое жилье и тем самым реализовать конституционное право на жилище. То, что оставшихся денег иногда хватает на приобретение роскошного и явно избыточного жилья, судами никак не учитывалось. В итоге должник мог продолжать роскошную жизнь, а кредиторы оставались без денег.

Евгений Зубков
адвокат Адвокатское бюро Forward Legal
«

По словам Евгения Зубкова, КС РФ попытался исправить эту несправедливость.

«Теперь должнику нужно возвращать не все деньги, оставшиеся после расчетов с залоговым кредитором, а лишь ту часть, которая будет достаточна для удовлетворения должником минимальных потребностей в жилище. Остальное будет направлено на расчеты с незалоговыми кредиторами. Этот подход абсолютно правильный и призван создать справедливый баланс интересов должника и незалоговых кредиторов. Есть лишь одна проблема: критерии минимальных потребностей в жилище должен разработать законодатель, а, как мы знаем, он это делать не спешит. Поэтому есть риск, что тот справедливый подход, который наметил КС РФ, будет неохотно применяться судами на практике в отсутствие четких указаний закона», — отметил он.    

Постановление Конституционного суда РФ от 4 июня 2024 года № 28-П1 ограничивает защиту денег, оставшихся от продажи единственного жилья должника, если оно было заложено. Это решение важно для судебной практики. Теперь суды и исполнители должны учитывать это постановление при взыскании долгов. Ограничение иммунитета денег от продажи жилья может изменить способы взыскания задолженностей. Банки и кредиторы также должны учитывать это при оценке рисков. Ограничение иммунитета может повлиять на залоговые операции и оценку стоимости залога. Должники, продавшие свое единственное жилье, могут столкнуться с более строгими ограничениями на использование оставшихся денег, что может ухудшить их финансовую ситуацию. В целом позиция Конституционного суда может изменить практику рассмотрения дел, связанных с залогами и долгами.

Андрей Гусев
медиатор, управляющий партнер Адвокатское бюро Nordic Star
«

Ольга Елагина, адвокат, партнер ZE Lawgic Legal Solutions, отметила, что комментируемое постановление Конституционного суда РФ продолжает тенденцию ограничения исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника, в данном случае, в отношении денег, оставшихся после реализации единственного жилья, обремененного ипотекой.

Первым значимым шагом на этом пути было постановление КС РФ от 14.05.2012 № 11-П, в котором Конституционный суд обозначил имеющуюся проблематику и обязал федерального законодателя установить пределы действия исполнительского иммунитета, законодательно урегулировать порядок обращения взыскания на жилое помещение, явно превышающее по своим характеристикам соответствующий уровень обеспеченности жильем (роскошное жилье). Затем в постановлении от 26.04.2021 года № 15-П Конституционный суд констатировал на апрель 2021 года отсутствие законодательного регулирования спорных вопросов и обозначил в связи с необходимостью решения данного вопроса до момента его законодательного регулирования примерные критерии и условия сохранения за единственным жильем должника исполнительского иммунитета, а также условия предоставления должнику замещающего жилья под контролем суда.

Ольга Елагина
адвокат, партнер Адвокатское бюро ZE Lawgic Legal Solutions
«

В данном случае, по словам Ольги Елагиной, интерес представляет установленный Конституционным судом механизм предоставления должнику замещающего жилья взамен реализуемого роскошного жилья.

«Так, Конституционный суд отметил, что правила исполнительского иммунитета не исключают ухудшения жилищных условий должника на том лишь основании, что жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности, - независимо от его количественных и качественных характеристик, включая стоимостные, - является для этих лиц единственным пригодным для постоянного проживания. Таким образом, исполнительский иммунитет не предназначен для сохранения за гражданином-должником принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения в любом случае. В применении исполнительского иммунитета суд может отказать, если доказано, что ситуация с единственно пригодным для постоянного проживания помещением либо создана должником со злоупотреблением правом, либо сложилась объективно, но размеры жилья существенно (кратно) превосходят нормы предоставления жилых помещений на условиях социального найма в регионе его проживания», — пояснила она.

Однако четких и исчерпывающих критериев и характеристик замещающего жилья, подчеркнула Ольга Елагина, ни тогда, ни сейчас законодателем не было установлено, они вырабатываются исключительно судебной практикой.

«В постановлении № 28-П Конституционный суд указал, что и денежные средства, оставшиеся после продажи единственного жилья, не обладают автоматически в полном объеме исполнительским иммунитетом, и суды обязаны установить размер исключаемой из конкурсной массы суммы денежных средств, оценив, какая сумма будет достаточна для приобретения должнику жилого помещения, которое достаточно для удовлетворения разумной потребности должника и членов его семьи в жилище. При этом четких критериев определения размера подлежащей исключению из конкурсной массы суммы по-прежнему нет, ее опять должен определить законодатель. В связи с этим очевидно, что эти критерии будут вырабатываться на практике, должники будут биться за увеличение сумм, защищенных иммунитетом, и, на мой взгляд, разумно будет пользоваться в данном случае уже выработанными критериями определения стоимости замещающего жилья. Вместе с этим, необходимо отметить, что Конституционным судом в постановлении № 28-П также уделено внимание вопросам определения наличия или отсутствия злоупотребления в действиях должника при придании жилью статуса единственного, а также вопросам соотношения семейного и банкротного законодательства», — пояснила она.

Иван Домино, управляющий партнер Domino Legal Team, отметил, что Гражданское право в XXI является гуманным по отношению к должникам. 

Им предоставлена и гарантия сохранения единственного жилья, и многочисленные варианты исключения имущества из конкурсной массы. При этом мер, побуждающих должников к исполнению обязательств, мало. Поэтому в профессиональном сообществе нередко шутливо обсуждают необходимость введения в отношении должников мер по помещению в долговые тюрьмы (что решало бы вопрос с местом их жительства), а также принудительного труда (в том числе на опасных производствах, нуждающихся в кадрах). Поэтому любое ограничение (урезание) прав должников надо рассматривать как луч света в темном царстве.

Иван Домино
управляющий партнер Юридическая фирма Domino Legal Team
«

По словам Ивана Домино, нормы Конституции РФ и ст. 446 ГПК РФ должны обеспечивать минимальные потребности, не лишая должника стимула рассчитаться по своим обязательствам.

«Полагаю, что самым сложным для применения на практике из позиции КС РФ будет поиск подходящих объектов недвижимости, поскольку у кредиторов будет непреодолимое желание поселить должников на первых этажах в самых непрезентабельных районах, а такие объекты быстро закончатся. У застройщиков же появится возможность запустить бизнес по строительству легковозводимого жилья ультра эконом класса», — указал он.

Вероника Шахова, юрист юридической фирмы Orlova\Ermolenko, напомнила, что в последнее время вопросы при реализации единственного жилья банкрота в разных аспектах активно поднимаются в практике высших судов. 

Решение проблемы распространения исполнительского иммунитета на деньги, оставшиеся после реализации единственного заложенного жилья банкрота, – это новый виток развития такой практики. КС РФ выработал формулу баланса прав и законных интересов между кредитором – должником – залоговым кредитором, что фактически привело к созданию им собственного временного правового регулирования. Выводы КС РФ выглядят обоснованными и справедливыми. Установленные КС РФ особенности применения исполнительского иммунитета смогут помочь судам в каждом конкретном деле установить баланс прав и интересов сторон и исключить возможные злоупотребления. Позиция КС РФ, по моему мнению, имеет важное значение для движения судебной практики по таким делам в сторону единообразия. Особенно с учетом того, что до внесения изменений в законодательство может пройти значительный период времени.

Вероника Шахова
юрист Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
«

Однако, по словам Вероники Шаховой, КС РФ решение многих вопросов все же оставляет на субъективное усмотрение судов (например, в части наличия оснований для уменьшения исключенных из конкурсной массы денег или достаточной для отказа в применении исполнительского иммунитета степени злоупотребления правом).

«Поэтому представляется, что не скоро практика по таким делам станет единообразной. И ни одно такое дело еще дойдет до высших судов», — подчеркнула она.

Юлия Барышева, юрист Enforce Law Company, отметила, что при рассмотрении жалобы Конституционный суд РФ учел подход, уже воспринятый судебной практикой, заключающийся в том, что гражданин, передавая свое единственное жилье в залог, фактически отказывается от исполнительского иммунитета исключительно в пользу залогового кредитора, позволяя ему в случае просрочки по обязательству обратить взыскание на предмет залога. 

Тем самым только залоговый кредитор может претендовать на денежные средства, вырученные от реализации единственного ипотечного жилья, в целях удовлетворения своих требований. Другие кредиторы на эти денежные средства претендовать не могут (Определение СКЭС Верховного суда РФ от 26.06.2023 N 307-ЭС22-27054 по делу N А56-51728/2020). Вместе с тем Конституционный суд РФ справедливо отметил, что границы института исполнительского иммунитета в отношении единственных жилых помещений не могут исключать ухудшения жилищных условий гражданина-должника и членов его семьи, если речь идет о множественных случаях неисполнения должником своих обязательств перед кредиторами. Например, не исключается и подтверждается судебной практикой возможность обращения взыскания на единственное жилое помещение, если его размеры превышают разумные и достаточные для удовлетворения потребности должника в жилище

Юлия Барышева
«

По словам Юлии Барышевой, поскольку в настоящем случае жилое помещение принадлежало супругам на праве общей совместной собственности и ипотекой обеспечивалось исполнение их общего обязательства, из вырученных от его продажи средств не подлежит исключению часть средств, приходящаяся на долю супруга гражданина-должника. 

«В этой связи последовательно отражается тенденция совместной ответственности супругов по общим обязательствам, то есть обязательствам, принятым совместно в интересах семьи. Вместе с тем закон не препятствует супругу, полагающему, что реализация общего имущества в деле о банкротстве нарушает его интересы или находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей, обратиться в суд с требованием о разделе такого имущества до его продажи в процедуре банкротства. Полагаю, что выводы Конституционного суда РФ, безусловно, внесут определенность в правовое регулирование и предупредят возможные вопросы, связанные с обеспечением баланса имущественных интересов кредиторов и конституционного права должника на жилище», — пояснила она.

Это очередная интервенция Конституционного суда в сферу регулирования закона о банкротстве. Соответствующее постановление, с одной стороны, закрепляет подход, сформулированный в определении СКЭС Верховного суда от 26 июня 2023 года № 307-ЭС22-27054, а, с другой, – развивает его. Конституционный суд предлагает лишать оставшиеся после погашения требований залогового кредитора денежные средства (в случае реализации единственного жилого помещения) исполнительского иммунитета (ст. 446 ГПК РФ) в случае, если есть факт злоупотреблений со стороны должника, а также в случае существенного их превышения над суммой, необходимой для обеспечения конституционного права на жилище. Законодателю предлагается урегулировать правовую неопределенность – прописать основания для освобождения от исполнительского иммунитета соответствующей части денежных средств. Такой подход Конституционного суда можно только приветствовать — он позволит исключить злоупотребления при рассмотрении судами споров по поводу применения исполнительского иммунитета к остатку средств после погашения требований залогового кредитора.

Павел Замалаев
основатель Проект #БАНКРОТСТВОПОЧЕСТНОМУ
«

С одной стороны, Конституционный суд указал на необходимость сохранять за должниками-гражданами денежные средства, вырученные от продажи единственного жилья, заложенного в ипотеку, оставшиеся после расчета с залогодержателем и погашения обязательных расходов по делу (до внесения изменения в законодательство). С другой стороны, он дал судам право отказать в применении исполнительского иммунитета к этим средствам или снизить его, если будет установлен факт явного недобросовестного поведения или злоупотребления правом. Тем самым Конституционный суд пытался найти разумный баланс (разумный иммунитет) между интересами кредиторов и должника. Между тем, понятия «явно недобросовестного поведения» как «злоупотребления правом» являются оценочными понятиями. Это означает, что возможность их установления судом зависит, в первую очередь, от возможностей кредиторов убедительно продемонстрировать эти факты суду, и, во-вторых, от готовности суда давать в судебном акте подробную оценку поведения гражданина и, как следствие, применения/неприменения института на спорные денежные средства. В такой ситуации, судебная практика едва ли сможет похвастаться единообразием.

Марьям Шамгунова
Старший юрист Юридическая компания «Шаймарданов и Сабитов»
«