Научно-консультативный совет Арбитражного суда Уральского округа дал 13 рекомендаций, касающихся проблемных вопросов применения законодательства о несостоятельности.

Арбитражный суд Уральского округа опубликовал рекомендации научно-консультативного совета по вопросам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве). Всего суд выработал 13 рекомендаций.

1. О порядке реализации преимущественного права покупки долевым собственником в связи с принятием постановления Конституционного суда РФ от 16.05.2023 № 23-П «По делу о проверке конституционности п. 1 ст. 250 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобой гражданина В.В. Шеставина» (далее – Постановление № 23-П).

Постановлением № 23-П впредь до внесения законодателем изменений в действующее правовое регулирование установлен порядок реализации преимущественного права покупки участником долевой собственности доли в праве собственности на имущество.

Суд подчеркнул, что указанный подход следует применять во всех случаях реализации доли должника в праве общей собственности на имущество, в том числе при реализации коммерческой недвижимости, движимого имущества и т. п., за исключением случаев, когда порядок реализации доли в праве общей собственности прямо урегулирован специальным законодательством (например, доли участия в юрлицах).

В случае, если торги по продаже доли в праве общей собственности на имущество продолжаются после принятия Конституционным судом постановления № 23-П, они могут быть приостановлены с направлением долевым собственникам предложения о приобретении доли по цене, действующей на торгах. В случае их отказа от приобретения доли торги продолжаются в общем порядке, при этом обеспечивается возможность участия в них долевым собственникам. По итогам торгов предложение о преимущественном приобретении доли им более не направляется.

При этом если торги завершились в соответствии с ранее утвержденным судом порядком, применяются правила преимущественной покупки доли, действовавшие на момент утверждения положения о порядке продажи имущества.

По словам партнера Saveliev, Batanov & Partners Владислава Ганжалы, после принятия постановления Конституционного суда РФ № 23-П, которым был изменен порядок реализации преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на банкротных торгах, возник вопрос, в каком порядке реализовывается преимущественное право, если положение о продаже было утверждено судом до этого постановления Конституционного суда РФ и, соответственно, содержит «старый» порядок?

Арбитражный суд Уральского округа оставляет все на усмотрение арбитражного управляющего: с одной стороны, он вправе продолжить торги и предоставить участникам долевой собственности преимущественное право приобрести долю по цене, предложенной победителем торгов («старый» порядок). С другой стороны, он вправе приостановить торги и реализовать «новый» порядок — предложить участникам долевой собственности приобрести долю по текущей цене на торгах. Следует отметить, что в настоящее время Государственная Дума рассматривает внесенный Правительством РФ законопроект, изменяющий порядок продажи доли на банкротных торгах. Так, в частности, законопроект не сохраняет порядок реализации преимущественного права, введенный Конституционным судом РФ, а возвращает и совершенствует ранее действовавший порядок, установленный Верховным судом РФ. Пока Государственная Дума приняла законопроект в первом чтении (17.01.2024), и на этом все остановилось/

Владислав Ганжала
партнер Юридическая фирма Saveliev, Batanov & Partners
«

Научно-консультативный совет при Арбитражном суде Уральского округа посчитал, что позиция, высказанная Конституционным судом РФ, применима не только к жилью и земельным участками под ним, что прямо указано в постановлении, но и к другим составляющим конкурсной массы, в том числе коммерческой недвижимости и движимому имуществу. Иное понимание позиции Конституционного суда РФ встречается, например, в судах Центрального округа (см., постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2024 № 20АП-1007/2024 по делу № А23-2068/2017). Посмотрим, как будет складываться практика. Думаю, если она не станет единообразной после рекомендаций, скорее всего, вопрос в ближайшее время дойдет до Верховного Суда РФ. Причем последний в Обзоре № 3 (2020) (утв. 25.11.2020) придерживался иного подхода к порядку реализации преимущественного права, который заключался в предоставлении участнику долевой собственности возможности выкупить долю в праве собственности по цене, сформированной на торгах.

Александра Улезко
адвокат, руководитель Адвокатская практика Ulezko.legal
«

По словам Полины Пестеревой, адвоката коллегии адвокатов «Регионсервис», последние несколько лет количество процедур потребительского банкротства возросло до невероятных масштабов. 

Данное разъяснение Конституционного суда является крайне важным для существующего правопорядка и сложившейся судебной практики. Признавая п. 1 ст. 250 ГК РФ частично не соответствующим Конституции РФ, суд попытался найти баланс между законными интересами других долевых собственников банкрота и конкурсными кредиторами. До рассмотрения судом дела сособственник имел возможность выжидать, пока цена доли при продаже с публичных торгов не опустится настолько, что ее будет готов приобрести независимый участник торгов, понимая, что в любом случае он как участник долевой собственности сможет воспользоваться своим преимущественным правом. Теперь же сособственник имеет выбор: осуществить преимущественное право до проведения публичных торгов по начальной цене продажи, либо дожидаться снижения цены, но при этом участвовать в торгах наравне с иными лицами, не имея преимущественного права приобретения доли. В связи с тем, что сособственник, как правило, больше остальных заинтересован в том, чтобы имущество продолжало находиться в его владении, изменение подхода к осуществлению преимущественного права должно способствовать продаже доли по более высокой цене.

Полина Пестерева
адвокат Коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

Полина Пестерева напомнила, что в ноябре 2023 года Правительство РФ внесло в Госдуму два законопроекта, направленных на уточнение правил продажи доли должника в общем имуществе в ГК РФ и законе о банкротстве.

«Законопроект № 489384-8, предусматривающий внесение изменений в закон о банкротстве, принят в первом чтении. В частности, поправками предлагается закрепить за организатором торгов обязанность включать в сообщение о проведении торгов сведения о наличии у участников долевой собственности преимущественного права, а также предоставить участнику долевой собственности право заключить договор купли-продажи в течение десяти рабочих дней после завершения срока, установленного для принятия решения о признании торгов несостоявшимися (как на первоначальных и повторных торгах, так и на торгах посредством публичного предложения)», — отметила она.

В первом пункте рекомендаций НКС достаточно диспозитивно разрешил ситуацию, когда торги по продаже доли должника в праве собственности на имущество не завершены на дату принятия постановления КС РФ № 23-П. Определение порядка действий в таких случаях, по сути, отнесено к дискреции управляющего.

Александр Тархов
руководитель банкротной практики Юридическая компания «Центральный округ»
«

Особый порядок регулирования вопроса о гарантиях преимущественного права участников долевой собственности был введен Конституционным судом РФ применительно к процедурам банкротства. При этом в данном постановлении Конституционный суд РФ не дал указаний на применение указанного особого подхода к иным правоотношениям по реализации доли в праве общей собственности на имущество. Хотя сам по себе подход представляется логичным, но все же является преждевременным, поскольку ни Конституционный суд РФ, уполномоченный на введение особого, хотя и временного, порядка, ни законодатель не дали соответствующих указаний.

Малика Король
начальник судебного управления Юридическая компания/адвокатское бюро «ЭЛКО профи»
«

2. О взыскании с муниципального образования компенсации стоимости не реализованных в ходе конкурсного производства объектов теплоснабжения.

Суд напомнил, что нормы действующего законодательства допускают возможность взыскания с муниципального образования разумной, справедливой компенсации за переданные ему объекты теплоснабжения, которые не были реализованы на торгах по продаже имущества должника.

При этом, если торги признаны несостоявшимися ввиду отсутствия заявок, презюмируется, что соответствующее имущество является неликвидным, в связи с чем на муниципальное образование не подлежит возложению обязанность по выплате за него компенсации. Данная презумпция может быть опровергнута заинтересованными лицами (арбитражным управляющим, конкурсными кредиторами).

Этот пункт рекомендаций шагает в ногу со временем, однако, на мой взгляд, полностью нивелирует обязанности муниципалитетов по оказанию возложенных на них обязанностей. Муниципалитеты, создавая юридические лица и наделяя их полномочиями по оказанию коммунальных услуг, по факту, перекладывают свою прямую обязанность на юридическое лицо. В последующем, в случае банкротства, просто «открещиваются» от данного юридического лица. Теперь же тренд идет на то, чтобы в случае банкротства данного юридического лица имущество, которое необходимо для оказания коммунальных услуг, будет возвращаться в муниципалитет безвозмездно и передаваться далее по цепочке во вновь созданные МУПы, ГУПы и т. д. А по долгам предыдущей теплоснабжающей организации никто ответственности нести не будет, ну если только директор. Идея хорошая — вернуть все коммунальное хозяйство в муниципалитеты — однако с реализацию нужно дорабатывать. Может произойти так, что любая коммерческая организация скоро перестанет работать с муниципальными коммунальными организациями.

Алексей Симоненко
партнер Московская коллегия адвокатов «Арбат»
«

3. Об оспаривании платежей, совершенных участниками одной группы компаний.

АС Уральского округа отметил, что при оспаривании по основаниям, предусмотренным ст. 61.2 и 61.3 закона о банкротстве, платежей, совершенных внутри единой группы компаний между должниками, каждый из которых находится в процедуре банкротства, судам в целях установления наличия вреда, причиненного такой сделкой имущественным правам кредиторов, рекомендуется принимать во внимание состав кредиторов плательщика и получателя платежа, а также сложившуюся бизнес-модель отношений в группе.

По словам управляющего партнера компании S&B Consult Ирины Беседовской, вопросы материальной и процессуальной консолидации достаточно часто обсуждаются на различных конференциях и форумах. 

При этом имеют место как сторонники такой концепции, так и ее противники. Мне более близок подход, когда суды используют принцип материальной и процессуальной консолидации. Впервые о возможности материальной консолидации Верховный суд высказался в определении от 10 февраля 2022 года по делу № А40-101073/2019 (дело «СкладЛогистик»). ВС рассматривал вопрос о распределении доходов от общей деятельности между несколькими компаниями одной группы. Однако несмотря на то, что практика материальной консолидации встречается все чаще, говорить о введении полной материальной консолидации, в том числе с объединением активов всей группы, пока преждевременно, поскольку в таком случае возникает много вопросов, разрешить которые без отдельного законодательного регулирования путем дачи разъяснений по конкретным делам невозможно.

Ирина Беседовская
партнер S&B Consult
«

Эффективной, по мнению Ирины Беседовской, также является и процессуальная консолидация, то есть объединение нескольких дел о банкротстве с утверждением одного управляющего и рассмотрением у одного судьи.

«Пример такой консолидации сейчас есть в банкротстве граждан, когда объединяются дела о банкротстве супругов. Это позволит более эффективно продавать имущество всей группы (хотя в практике имеют место случаи совместной реализации имущества нескольких компаний, входящих в одну группу, без процессуальной консолидации), а единый арбитражный управляющий наверняка сможет быстрее и эффективнее разобраться в структуре внутригрупповых отношений, что положительно скажется на оспаривании сделок, привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и рассмотрении требований кредиторов», — отметила она.

В части возможности и вариантов применения принципов материальной и процессуальной консолидации, по словам Ирины Беседовской, интерес вызывает диссертация Горбашева Ильи Вадимовича «Особенности несостоятельности (банкротства) корпоративных групп на основе материальной консолидации: сравнительно правовое исследование».

«Как итог – материальная и процессуальная консолидация в определенных случаях, наверное, необходима. Однако данный вопрос требует очень тщательной проработки и отдельного законодательного урегулирования», — отметила она.

По словам советника практики разрешения споров юридической фирмы «Томашевская и партнеры Дениса Крауялиса, данное разъяснение по своей сути начинает формировать определенные представление о банкротстве группы компаний в современной России, что очень значимо для правоприменительной практики.

Отмечено, что при оспаривании таких сделок необходимо оценивать особенности функционирования такой группы, ее бизнес-модель. Рекомендуется принимать во внимание состав кредиторов плательщика и получателя платежа. По своей сути, обозначены критерии для определения группы компании. Отдельное внимание заслуживает положение об оспаривании сделок должника, входящего в группу. Высказана позиция о том, что если будет доказано, что должник и его кредиторы являются аффилированными лицами (являются членами одной группы), то признается, что оспариваемая сделка, будучи заключенной в интересах всей группы, не может нарушать права конкурсных кредиторов, в связи с чем отсутствуют основания для признания ее недействительной.

Денис Крауялис
советник практики разрешения споров Юридическая фирма Tomashevskaya & Partners
«

Также, подчеркнул Денис Крауялис, высказана позиция о возможности материальной консолидации активов группы, что потенциально открывает путь к банкротству группы компаний в рамках одного объединенного дела. 

Указано, что возможно, «если установленные судом обстоятельства свидетельствуют о невозможности восприятия членов группы как самостоятельных, имущественно обособленных субъектов гражданского оборота, защита нарушенных прав внешних кредиторов, воспринимавших деятельность всей группы компаний в качестве единого хозяйствующего субъекта, может быть достигнута путем объединения дел о банкротстве участников группы в одно производство и предъявления кредиторами требований к единой консолидированной имущественной массе группы компаний». Данное положение, как мы видим, может способствовать появлению в России единого дела о банкротстве группы компаний.

Алексей Костоваров
партнер, руководитель Практики разрешения споров и банкротства и Практики антимонопольного права Адвокатское бюро Линия Права
«

«Этот вопрос имеет важное значение для гражданского оборота, учитывая распространенность моделей ведения бизнеса в формате группы компаний, и неоднократно поднимался в практике ВС РФ, в частности, в определении ВС РФ от 24.02.2022 №305-ЭС20-11205 (3) по делу о банкротстве ООО «Хортица». При оценке действительности внутригрупповых обязательств необходимо исходить из состава группы и сложившуюся внутри нее бизнес-модель, а также состав кредиторов должника. В ситуации, когда внутригрупповые сделки оспариваются кредитором из состава группы в защиту интересов только этого кредитора, то исходя из цели заключения сделки в интересах всей группы сделка не может быть признана недействительной. Этот вопрос исследовался в определении ВС РФ от 03.08.2020 № 306-ЭС20-2155 по делу о банкротстве ООО «Юг-Автозапчасть», где указано, что сделка в интересах всей группы, не затрагивающая права третьих лиц, не может быть оспорена с использованием механизма, предусмотренного ст. 61.2 закона о банкротстве», — отметил он.

По словам Алексея Костоварова, при наличии же внешнего кредитора у должника из состава группы в признании сделки может быть отказано на основании презумпции о наличии договора о покрытии, поскольку невозможно достоверно установить итоговый размер обязательства в результате сальдирования внутригрупповых расчетов.

«Эта позиция получила развитие еще в Обзоре ВС РФ от 29.01.2020 по субординации требований аффилированных лиц. Применительно же к ситуации, когда члены группы не могут быть восприняты как самостоятельные участники оборота, защита интересов внешнего кредитора может быть достигнута через предъявление требования к единой консолидированной имущественной массе группы компаний. Данная позиция получила развитие в определении ВС РФ от 10.02.2022 №305-ЭС21-14470 (1,2) по делу о банкротстве ООО «СкладЛогистик», где было указано, что в подобной ситуации к членам одной группы необходимо относиться таким образом, как если бы их активы и пассивы были объединены (консолидированы)», — отметил он.

Вячеслав Косаков, управляющий партнер NOVATOR Legal Group, отметил, что затронутый в данном пункте рекомендаций вопрос является достаточно актуальным и давно рассматривается в юридическом сообществе.

Согласно данным рекомендациям, суд может объединить дела о банкротстве участников группы в одно производство, если установит, например, что фактически компания-должник не могла осуществлять самостоятельную деятельность, или являлась «центром убытков», а другая какая-то компания являлась «центром прибыли» и т.п. Это предполагает, что все участники группы должны находиться в процедуре банкротства. Однако такое происходит не всегда, например, при наличии «центра прибыли». Если все же рассматривается объединенное производство о банкротстве группы компаний, то, конечно, открывается достаточно много возможностей для злоупотребления со стороны кредиторов и затягивания процедуры. Например, кредиторы одной компании могут быть заинтересованы в объединении с кредиторами другой компании, у которой больше имущества, но меньше кредиторская задолженность, с целью получения большего удовлетворение своих требований. Поэтому, во-первых, важно соблюдать баланс интересов сторон при реализации данных рекомендаций. Во-вторых, существует очень много оценочных категорий, которые требуют уточнения.

Вячеслав Косаков
адвокат, управляющий партнер Юридическая группа NOVATOR Legal Group
«

Вячеслав Косаков полагает, что в последующем такая практика будет направлена на более детальное уточнение критериев, которые позволят судьям принимать правильные решения как по наличию или отсутствию оснований для оспаривания внутригрупповой сделки, так и по возможному объединению нескольких дел о банкротстве компаний, входящих в одну группу.

4. О возможности взыскания судебных расходов с арбитражного управляющего, инициировавшего обособленный спор по заведомо необоснованному требованию.

По общему правилу, судебные расходы кредитора и иных лиц, в пользу которых был принят судебный акт по соответствующему обособленному спору, не являются текущими платежами.

Судебные расходы выигравших обособленный спор ответчиков, чье участие в таких обособленных спорах носило вынужденный характер, подлежат возмещению в порядке, установленном для погашения требований кредиторов по текущим платежам.

Кроме того, лица, в пользу которых принят судебный акт, не лишены возможности возместить данные расходы путем их взыскания непосредственно с арбитражного управляющего в качестве убытков при условии доказанности неправомерности действий управляющего, подавшего заведомо бесперспективный иск, в том числе не преследующий цели пополнения конкурсной массы.

Проблема недобросовестных и безнаказанных действий арбитражного управляющего действительно существует в современном банкротстве. Многие арбитражные управляющие инициируют десятки дел об оспаривании сделок должника просто по факту совершения платежа. При этом выяснить природу и условия сделки в досудебном порядке они даже не пытаются. В этом случае взыскание судебных расходов ответчиками в качестве убытков с арбитражного управляющего оправдано. Однако приведенный в рекомендациях критерий заведомо бесперспективного иска — очень размытый. Что именно надо считать заведомо бесперспективным иском, если правовую оценку обстоятельствам дела все равно дает только суд? Возможно данный термин можно отнести к случаям несоблюдения ау досудебного порядка сбора документов по сделке, либо заявление иска после проигрыша аналогичного дела. К сожалению, в рассматриваемых рекомендациях никаких пояснений об этом нет, в связи с чем какого-то влияния на практику даже данного судебного округа они не окажут.

Дмитрий Палин
к.э.н., советник практики по банкротству Адвокатское бюро «БВМП»
«

По словам Вячеслава Косакова, новая позиция Конституционного суда РФ, изложенная в Постановлении № 11-П от 19.03.2024, предусматривает возможность обращения взыскания судебных расходов в адрес заинтересованного лица со стороны должника, то есть возложение этих судебных расходов на конкурсную массу и взыскание их в рамках текущих платежей. 

«В связи с этим кредиторы теперь будут предъявлять более высокие требования к конкурсному управляющему, инициирующему данные споры. Для арбитражных управляющих такая позиция Конституционного суда представляет собой ящик Пандоры, так как, вероятно, это приведет к большему распространению споров о взыскании с них убытков. Это связано с тем, что раньше арбитражные управляющие самостоятельно принимали решения о инициировании обособленных споров, к примеру, об оспаривании сделок должника, но достаточно халатно относились к этому вопросу, подавали даже самые необоснованные заявления. Практически никакой ответственности управляющие не несли, конкурсная масса должника не уменьшалась, а судебные расходы включались за реестр. Сейчас такой подход арбитражных управляющих к обособленным спорам, за исключением споров о привлечении к субсидиарной ответственности, будет свидетельствовать о том, что конкурсная масса может быть уменьшена. В свою очередь, это будет являться причиной для взыскания убытков с арбитражного управляющего», — отметил он.

В связи с этим, по мнению Вячеслава Косакова, скорее всего, арбитражные управляющие будут как минимум более детально подходить к анализу финансового состояния должника, в том числе, к анализу сделок под оспаривание.

«Вероятно, управляющие также будут согласовывать с собранием кредиторов те сделки, которые подлежат оспариванию, с целью попытки снять с себя ответственность за принятие решения по оспариванию той или иной сделке. Соответственно, количество таких собраний кредиторов увеличится», — отметил он.

5. О допустимости снижения арбитражным судом неустойки, взысканной решением суда общей юрисдикции до момента фактической уплаты основного долга, при включении требований в реестр требований кредиторов должника.

АС Уральского округа отметил, что для обеспечения права на эффективную судебную защиту, принимая во внимание, что суду, принявшему решение о взыскании неустойки до момента фактического исполнения обязательства, на дату присуждения открытой неустойки не были известны все существенные обстоятельства дела и критерии, позволяющие оценить ее соразмерность, суд, рассматривающий дело о банкротстве, при включении такого требования в реестр должника в случае очевидной несоразмерности открытой неустойки последствиям нарушения обязательства вправе определить ее размер с применением положений ст. 333 ГК РФ при условии, что вопрос о применении указанной нормы не являлся предметом рассмотрения суда, вынесшего решение о взыскании неустойки.

«Рекомендуется определенным образом расширить компетенцию суда в деле о банкротстве при взыскании открытой неустойки при рассмотрении вопроса о включении такого требования в реестр. Отмечено, что в случае очевидной несоразмерности открытой неустойки последствиям нарушения обязательства вправе определить ее размер с применением положений ст. 333 ГК РФ. Данное положение, безусловно, оправдано, так как чрезмерный размер открытой неустойки к моменту рассмотрения дела о банкротстве может достичь колоссальных размеров, что, в условиях, когда требования кредиторов деле о банкротстве минимально удовлетворяются, является нецелесообразным. Подобное положение также позволить увеличить процент удовлетворения требований иных кредиторов», — отметил Денис Крауялис.

«Интересным и в то же время логичным выглядит пункт 5 рекомендаций о праве арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве, снижать неустойку, взысканную другим судом на будущее время (до даты погашения должником основного долга). Действительно, присуждение неустойки судом на будущее время объективно не учитывает критерии ее соразмерности последствиям нарушения. Поэтому применение ст. 333 ГК РФ банкротным судом не направлено на пересмотр судебного акта о взыскании неустойки и не нарушает принцип его обязательности», — Александр Тархов.

«На мой взгляд, данный подход противоречит пункту 10 статьи 16 закона о банкротстве и пункту 24 постановления Пленума ВАС РФ № 35, согласно которым возражения в части размера и состава требования, основанному на вступившем в законную силу судебном акте, не подлежат рассмотрению судом, рассматривающим дело о банкротстве. Исключение: разногласия по исполнению судебного акта или его пересмотра. Вопрос о неустойке, в том числе ее чрезмерности или соразмерности, относится к вопроса о размере требований кредитора. В связи с этим арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, не вправе рассматривать вопрос об определении размера неустойки. Суд о банкротстве вправе проверить расчет неустойки по дату фактического платежа, что относится к вопросу исполнения судебного акта. Однако устанавливать иной размер вправе тот суд, который вынес судебный акта о взыскании. В этих целях законодателем предусмотрен специальный экстраординарный порядок, направленный на соблюдение баланса интересов сторон спора. Иной подход нарушает принцип обязательности судебных актов и последовательного их обжалования (ст. 16 АПК РФ, 13 ГПК РФ)», — отметила адвокат АБ ЭЛКО профи Малика Король.

6. О возможности индексации арбитражным судом денежных сумм, взысканных с должника-банкрота.

Общим последствием введения в отношении должника процедуры банкротства является установление моратория, то есть запрета на начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по обязательствам должника. Указанное обусловлено общим правилом кристаллизации суммы реестровой задолженности на момент введения первой процедуры банкротства.

Вместо этого по смыслу приведенных норм кредитор получает право на специальные проценты, именуемые мораторными.

Мораторные проценты призваны компенсировать имущественные потери кредитора, понесенные, в том числе, в связи с инфляционными процессами в период процедуры банкротства до даты проведения расчетов, то есть обеспечивают достижение целей индексации, которая представляет собой упрощенный порядок возмещения взыскателю финансовых потерь, вызванных несвоевременным исполнением должником решения суда, когда взысканные суммы обесцениваются в результате экономических явлений.

Напротив, поскольку начисление процентов, неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение применительно к текущим платежам не прекращается, не имеется и препятствий для применения к ним общих положений ст. 183 АПК и ст. 208 ГПК. В таком случае индексация в силу прямого указания процессуального закона производится судом, присудившим соответствующие денежные суммы.

7. О применении исполнительского иммунитета в отношении жилого помещения, находящегося в общей собственности бывших супругов и являющегося единственным жильем для бывшего супруга должника (в ситуации, когда из конкурсной массы исключено иное жилое помещение в качестве единственного жилья должника).

АС Уральского округа отметил, что для защиты конституционно значимого права гражданина на жилище в указанной ситуации предлагается отступать от общего правила реализации такого имущества целиком и реализовывать только долю должника с предоставлением бывшему супругу преимущественного права ее приобретения.

При этом не исключается возможность реализации данного жилого помещения целиком, как с согласия бывшего супруга должника, так и в случае, если реализация такого жилого помещения в качестве единого объекта позволит в большем объеме пополнить конкурсную массу должника и при этом доли бывшего супруга в выручке от продажи имущества будет достаточно для приобретения иного жилья.

8. О реализации в рамках дела о банкротстве гражданина квартиры, приобретенной с использованием средств материнского (семейного) капитала, не являющейся единственным жильем для должника и членов его семьи и предметом ипотеки.

АС Уральского округа отметил, что в случае, если приходящиеся на детей доли в праве собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала и находящееся в общей долевой собственности членов одной семьи (родителей и детей), несущественны, такое жилое помещение во избежание возникновения долевой собственности на жилье не связанных между собою лиц и с учетом положений гражданского законодательства, допускающих принудительный выкуп доли собственника в случае ее незначительности, может быть реализовано в качестве единого объекта.

По результатам реализации данного жилого помещения в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества, соответствующая доле гражданина-должника в указанном имуществе. Остальная часть этих средств выплачивается супругу должника при отсутствии у них общих долгов и детям пропорционально их долям.

9. Возможно ли признать общим обязательством супругов обязательство, возникшее из привлечения одного из супругов к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения подконтрольным ему лицом требований кредиторов вследствие вывода активов?

АС Уральского округа отметил, что деликтное обязательство, вытекающее из привлечения одного из супругов к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства вследствие вывода активов подконтрольного общества, при условии отсутствия совместности действий супругов их общим обязательством не является.

Вместе с тем при доказанности факта приобретения или увеличения общего имущества супругов за счет выведенных активов взыскание может быть обращено соответственно на общее имущество или на его часть с последующим распределением выручки в пользу кредиторов должника без учета интересов второго супруга.

10. О возможности включения в конкурсную массу гражданина-должника доли в доходе его супруга, а также наличии у супруга должника встречного права требовать передачи ему доли в доходе должника.

АС Уральского округа отметил, что поскольку законодательством не установлена обязанность супругов содержать друг друга, до раздела в установленном порядке их общего имущества у суда, рассматривающего дело о банкротстве, отсутствуют основания удовлетворять как притязания конкурсной массы на доход супруга должника – банкрота, так и притязания супруга банкрота на доход должника.

При этом возбуждение дела о банкротстве не прекращает алиментные обязательства гражданина-должника и не препятствует взысканию с него подлежащих уплате ежемесячно алиментов.

В случае наличия между супругами спора о разделе имущества, в состав которого могут входить и имеющиеся на счете одного из них денежные средства, требование о разделе имущества относится к исключительной компетенции судов общей юрисдикции.

11. О рассмотрении судом требований кредитора к гражданину, признанному банкротом, по обязательству его супруга, обеспеченному залогом общего имущества.

Суд напомнил, что супруги (бывшие супруги), которым на праве общей собственности принадлежит имущество, переданное в залог по обязательствам одного из них, являются солидарными залогодателями.

Продажа общего имущества супругов на торгах в банкротстве ведет к прекращению залога в силу закона, в связи с чем нереализация кредитором права на включение обеспеченного залогом требования в реестр требований кредиторов должника-созалогодателя лишает его возможности получить удовлетворение своего требования по обеспеченному залогом обязательству за счет выручки от реализации предмета залога.

При рассмотрении вопроса о соблюдении залоговым кредитором срока на включение обеспеченного залогом требования в реестр требований кредиторов должника необходимо исследовать вопрос о том, носили ли причины пропуска срока объективный характер, обусловленный, например, тем, что указанный кредитор не был уведомлен финансовым управляющим о признании гражданина-созалогодателя несостоятельным (банкротом) и включении общего имущества супругов в конкурсную массу.

12. О возможности оспаривания отказа от наследства, непринятия наследства по основаниям, предусмотренным главой III.1 закона о банкротстве.

Суд напомнил, что предметом конкурсного оспаривания в деле о банкротстве по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 закона о банкротстве, могут быть и отказ от наследства, и непринятие наследства как юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника.

При конкурсном оспаривании отказа от наследства, непринятия наследства необходимо учитывать доводы должника о причинах такого поведения. Поскольку законодательство не предусматривает возможности принуждения к принятию наследства, а причинами отказа в его принятии могут быть обстоятельства личного характера, обстановка в семье должника, отказ от наследства (непринятие наследства) признается недействительным только в случае, когда судом достоверно установлено, что единственной причиной такого поведения является намерение причинить вред имущественным правам кредиторов. Наличие уважительных причин отказа от наследства, не связанных с намерением причинить вред кредиторам, предполагается, пока не доказано иное.

Сергей Привалов, старший партнер практики корпоративных конфликтов и банкротств юридической компании «ССП-Консалт», отметил, что данный пункт рекомендаций очень интересен своим содержанием, устанавливая достаточно прозрачные критерии для банкротного оспаривания односторонней сделки, находящейся на стыке банкротного и наследственного права, — отказа от наследства / непринятия наследства.

Он закрепляет положение, что единственным безусловным основанием для оспаривания отказа от наследства / непринятия наследства в деле о банкротстве является намерение должника причинить вред имущественным правам кредиторов в результате совершения указанных действий. Во всех остальных случаях закреплена презумпция невиновности должника, и именно на заявителя возложена обязанность доказать, что отказ от наследства / непринятие наследства не имели уважительных причин и совершены с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов. Совет указывает на необходимость более детального анализа поведения должника при совершении подобных действий. Тем самым, пункт 12 рекомендаций, прежде всего, направлен на усиление защиты прав именно должников – физических лиц, являющихся наименее защищенными участниками банкротных правоотношений. Таким образом, вышеописанные Рекомендации позволят выработать единый механизм разрешения подобных споров, что, безусловно, положительно отразится на судебной практике.

Сергей Привалов
партнер, руководитель практики банкротств и корпоративных конфликтов Юридическая компания «ССП-Консалт»
«

Наиболее примечательным является п. 12 рекомендаций НКС, уточняющий порядок оспаривания отказа от наследства / непринятия наследства по правилам главы III.1 закона о банкротстве. Отказ должника от наследства в пользу родственников остается одним из распространенных способов сокрытия ликвидного имущества от кредиторов (например см. дела № А41-42616/2015, А46-19667/2021, А60-2592/2020). Вместе с тем, как верно отмечено в рекомендациях НКС, защита интересов имущественной массы в деле о банкротстве такого лица не должна приводить к умалению частной автономии должника, который по каким-либо личным причинам, может не желать вступать в наследство. В этой связи рекомендации НКС совершенно обоснованно предлагают установить презумпцию наличия уважительности причин отказа от наследства. Последнее означает, что именно на финансовом управляющем / кредиторах должника будет лежать бремя доказывания намерения причинить вред кредиторам. Учитывая «прокредиторский» характер банкротных споров, данное разъяснение может несколько облегчить положение должника, или, по крайней мере, сориентировать суды более внимательно подходить к рассмотрению подобных обособленных споров.

Иван Веселов
партнер Юридическая фирма ALUMNI Partners
«

13. О порядке удовлетворения требований кредиторов наследодателя в случае возбуждения в отношении наследника, принявшего наследство, дела о несостоятельности (банкротстве).

Поскольку положения действующего законодательства основаны на идее сепарации, то есть обособления имущества наследодателя (наследственной массы) от имущества наследников, после смерти гражданина в целях пропорционального удовлетворения требований его кредиторов за счет соответствующего имущества преимущественно перед любыми другими лицами дело о банкротстве подлежит возбуждению в отношении наследственной массы, а не наследников, независимо от факта принятия наследства.

В случае предъявления кредиторами требований, которые они имели к наследодателю, в деле о банкротстве наследника, принявшего наследство, такие требования по общему правилу подлежат включению в реестр требований кредиторов гражданина-должника и последующему удовлетворению на общих основаниях в пределах стоимости принятого должником наследственного имущества.

«Дано очень важное разъяснение относительно банкротства наследственной массы. Отмечено, что после смерти гражданина в целях пропорционального удовлетворения требований его кредиторов за счет соответствующего имущества преимущественно перед любыми другими лицами дело о банкротстве подлежит возбуждению в отношении наследственной массы, а не наследников, независимо от факта принятия наследства. Такое регулирование крайне полезно для правоприменительной практики, так как оно: во-первых, определенным образом защищает наследников от неблагоприятных последствия банкротства наследодателя (имущество наследников обособляется от имущества умершего гражданина-банкрота), а, во-вторых, позволяет сформулировать понятные для всех участников банкротного процесса условия для дальнейшего банкротства наследственной массы. Подобное положение также позволить увеличить процент удовлетворения требований кредиторов в случае смерти должника, а также минимизирует привлечение в процесс, а также минимизирует привлечение в процесс наследников, что, в свою очередь, поможет избежать возможных споров с их участием», — пояснил Денис Крауялис.

Одним из интересных пунктов данных рекомендаций является правило о порядке предъявления кредиторами наследодателя требований при банкротстве наследника, включении их в реестр требований кредиторов наследника для удовлетворения в пределах стоимости наследства. Банкротство наследственной массы регламентировано, на многие вопросы отвечает сложившаяся судебная практика. А вот ситуация с банкротством самого наследника после принятия им наследства пока оставляла множество вопросов, которые разрешаются ситуативно и в рамках отдельных споров. Однако могу предположить дальнейшие коллизии: в случае реализации имущества (наследства) с торгов по цене ниже оценочной, размер требований таких кредиторов в реестре требований также будет пересмотрен и пропорционально уменьше.

Елена Кравцова
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«